Сюжет

Статус
В этой теме нельзя размещать новые ответы.

Lorandicus

Старожил
Модератор
форумных игр
Сообщения
248

Эпоха мира – это расцвет цивилизаций. Это время развития культуры и науки, время торжества идеалов справедливости и гуманизма, когда распри отходят на второй план, а цивилизация живет сегодняшним, светлым днем. Однако, никакой мир не может длиться вечно. А последствия худой ссоры, рано или поздно всплывут на поверхность. Конфликт – это типичное состояние разумного общество, и каких бы вершин не достигала цивилизаций, война неизбежна. А за войной, последует новый мир и новый расцвет.

Значительные перемены ощущает на себе далекая земля, расположенная за великим океаном, на востоке Аркании - архипелаг Таладас. Минули тысячелетия, когда архоны держали острова в своем железном кулаке, прошли века, когда южане боролись за власть и доминирование над сушей и морем. Даже эпоха войн с орками и гоблинами подошла к концу, уступив место строгому нейтралитету и балансу сил в регионе. Но как бы прочен не оказался бы мир, вихри войны вновь клубятся над тихим небом Таладаса.

В течение столетий, раса эльфов жила в гармонии с природой. Пока дети праха сражались за власть и влияние, бессмертные эладрин познавали мир, не прибегая к насилию и интригам. Но, подобной идиллии не суждено было стать вечной. В условиях постоянного мира и самосозерцания как никогда лучше проявляется стагнация общества и кризис государственной власти. Именно в стремлении реформировать отсталое и чрезвычайно консервативное эльфийское общество и родилась та страшная сила, которая вознамерится покорить весь Таладас, в намерении уничтожить все смертные расы, дабы уничтожить любой след, оставленный смертными в культуре, традициях и истории бессмертного народа. Рожденные из благих помыслов, Туата де Даннан прибегнут к беззаконию, для достижения своих целей.

Высвобожденная эльфами сила оказалась неопределимой для тех, кто не разделил радикальные взгляды Туата. Война, начатая Лорведином Разрушителем, бушует на архипелаге уже двенадцати лет. Но, как бы не были многочисленны и сильны смертные расы, по одиночке с такой внушительной угрозой им не справиться. Лишь действуя сообща, семь великих рас, населяющих Таладас смогут спасти свой дом от того жестокого будущего, что уготовала им Судьба. Но найдутся ли среди алчного и могущественного мира сего стремление к тому, чтобы забыть все разногласия, даже находясь на краю выживания.

На дворе 5141-й год после в.а. Армия Туата уверенно ведет наступление на всех возможных сторонах, постоянно увеличивая число своих последователей и оставляя за собой только трупы и пепел. С каждым новым днем, они все ближе и ближе к достижению абсолютной победы – ведь очень немногие осмеливаются противостоять их разрушительной поступи, а многие и вовсе пали в отчаянно попытке остановить их. Но живут еще на свете отважные храбрецы, способные отвадить беду от родных мест. И выбор этих отважных смертных определит грядущую судьбу Таладаса - какой бы она не была.
 

Lorandicus

Старожил
Модератор
форумных игр
Сообщения
248

Предисловие

Данная работа была составлена придворным историком и исследователем, Ландульфом Бассанарским, по поручению моего властителя и сюзерена - герцога Агустино Барберини и издана в 784-м году Четвертой Эры.
   Сей скромный опус, я бы хотел посвятить своим друзьям и коллегам, которые помогали мне по ходу его составления. На создание данного труда у меня ушло два долгих года, который я провел в государственных архивах и библиотеках, стараясь выискать нужную мне информацию.
  Как вам наверное известно, дорогие читатели, история нашего Архипелага насчитывает более 5 тысячелетий, равно разделенные мной на пять различных эпох. В наши дни кажется невероятным, что родной для нас Таладас, когда-то был диким и необжитым местом, где властвовала первобытная община, и где развитой и современной цивилизации не было места. Сложно представить, что в те далекие века, на архипелаге не было хорошо известных нам гномов и людей, гоблинов и орков, а так же властных и гордых архонов. Но подобные времена все-таки существовали, и моя задача, как историографа, поведать вам о ходе истории нашего небольшого но славного региона.

Предначальная Эпоха

  Предначальная эпоха (далее — ПРЭ) — длительный и не имеющий чётко определённых границ период времени, в ходе которого жизнь, относительно мирным руслом, текла и развивалась на территории западного полушария планеты Аркания.

  До начала исторических времен, еще в те допотопные века, когда большинство народов не имела своего языка или письменности, на территории архипелага Таладас, который носил в те годы совсем другое название – Ивовые острова, в относительном мире и благополучии существовали две расы. Под сенью деревьев, древняя как мир раса эладрин, или же эльфов, пыталась жить в абсолютной гармонии с природой, считая самым важным умиротворенный созерцательный процесс, попутно пытаясь умом охватит всю ткань бытия и осмыслить ее. А в недрах пустыни Рубар проживали племена ва-широв – великих охотников, ведущих изолированный образ жизни. Лишь раз в столетие, разрозненные племена ва-широв собирались на “великое паломничество”, когда дети песков отправлялись в путешествие, стараясь обойти все земли своей необъятной родины.
 
Последнее редактирование:

Lorandicus

Старожил
Модератор
форумных игр
Сообщения
248

Первая Эпоха (1 399 лет)

«Уверуй в то, что ты бог, и в это уверуют другие. Убеди их в своей правоте и это станет общепринятой истиной. Поверь в свои силы, и ничто не будет в силах тебя остановить. По этим правилам живут властители. А удел каждого архона – быть властителем себе, и властвовать над остальными!»,
— Энтельмарх Анкотарион, 121-й год ЧЭ.

  Но все изменилось, когда в один день, на горизонте замаячили огромные корабли, с высокими, статными и прекрасными людьми на борту. У пришельцев была светлая кожа и полностью безволосое тело. Себя эти существа называли ариями, т.е высшими. Пробравшись через пролив, который в наши дни гордо носит название “Пролив Ариев”, пришельцы вышли на берег и спустя несколько дней, наткнулись на эльфийские племена, компактно проживавших на территории южной части острова. Арии были с миром и уважением приняты эльфийскими старейшинами, и на какой-то момент, между ними воцарился мир. Но былое миролюбие сменилось холодной и отстраненной гордостью, когда пришельцы узнали, что остров богат на ресурсы, а проживающие здесь народы слабы и раздроблены. “И тогда, предводитель ариев, носивший имя Анкотарион, первым вынул из ножен свой рассветный клинок и воодушевив своих родичей громким боевым криком, вероломно обратил свой меч против тех, кто был готов разделить с ним и его племенем еду и кров”. Являясь опытными и умелыми бойцами, арии без особых сложностей покорили вначале эльфов, а затем и ва-широв. Всего за год, некогда свободный архипелаг познал всю тяжесть и ношу иностранного завоевания, а жившие на его территории народы стали рабами у коварных ариев, которых прозвали “архонами”, т.е. властителями. Так, началась новая эра для всего архипелага, который получил новое имя – Таладас, в честь древней, утерянной родины ариев. Год высадки и покорения архипелага стал как для завоевателей, так и для покоренных народов началом нового летоисчисления.

  В 7-й год от высадки архонов (или же в.а) было завершено строительство Бельгаарда – первого и самого крупного из городов архипелага. Этот огромный и роскошный морской порт стал центром, столицей нового мира, новой империи, новой цивилизации, где всем заправляли арии, а покоренным народам предоставлялась роль инструментов, которые позволили создать данное величие. Именно в 7-м году от в.а родилась незыблемая, тысячелетняя Бельгаардская ардмархия.

  Следующие 13 столетий прошли под знаменем величия Бельгаарда. Молодая ардмархия стремительно увеличивала свои территории и наращивала военно-политическую мощь. Укрепившись на архипелаге, арии отправились в заграничные завоевательные походы, желая подчинить себе земли, расположенные за три девять морей. Результатом этих походов стало появление заморских колоний, а также появление на архипелаге пленных гномов и людей. Всего несколько раз былые рабы поднимали восстание, но все их попытки оказывались безуспешными. Только в 677-м году образовалось независимое княжество Элландис, где под защитой массивных гор, небольшой горстке беглых рабов удалось затеряться и окрепнуть для того, чтобы нанести решающий удар по своим врагам.

  В правление ардмарха Лекарриона (1191-1387-й), Бельгаард достиг своей наивысшей точки могущества. Однако, предпринятая в 1340-е годы попытка завоевать королевство Арати завершилось разгромным поражением в битве у мыса Ламмот, где в 1354-м году непобедимый флот архонов был растерзан на части, после чего остатки армий завоевателей во главе с самим ардмархом были вынуждены вернуться домой не как триумфаторы, но в качестве проигравших. Но еще больше процветанию Бельгаарда навредил великий голод (1366-1372) и неадекватная политика земельных магнатов, решивших сбыть хлеб на рынке по более высокой цене, что вызвало гнев у гражданского плебса и ненависть у обездоленных рабов. Не прошло и года, как по территории некогда могущественной “империи” прокатилась волна бунтов и восстаний, на подавление которых ушло несколько лет. И пока архоны сражались друг с другом, среди рабов появились местные вожди, которые начали свое восстание, желая сбросить оковы тирании и зажить свободной жизнью. При поддержке Элландиса, разрозненные группы рабов стали постепенно объединятся, однако чрезвычайная разобщенность среди лидеров восстания долгое время мешала восставшим одержать окончательную победу.

  К началу 1380-х годов Лекарриону удалось сокрушить чрезвычайно окрепшую аристократическую группировку, после чего удалось окончательно покончить с причиной хлебных бунтов, после чего, могущественный ардмарх решил окончательно подавить восстание среди рабов. После нескольких стычек, две стороны встретились в решающем бою на Тирасфальском плато, весной 1387-го года. В одном из крупнейших сражений за всю историю архипелага, армия архонов попала в хитрую ловушку, в следствие которой отдельно взятые части огромной армии были разделены и последовательно разбиты. Под конец битвы, в личном поединке, один из вожаков восстания Ларратос Мельд – вышел против самого ардмарха Лекарриона и после недолгого сражения поверг на землю старика. Так, и закончилось это великое сражение.

  Следующие два года сын и наследник Лекарриона – молодой Кервионн, пытался как-то изменить расстановку сил. Однако необходимый момент для подавления восстания был уже потерян, а некогда разрозненные группы рабов превратилась в грозную и многочисленную армию. После второго крупного краха архонов – в битве у Джеросы в 1388-м году, сломленный и разбитый Кервионн был вынужден пойти на переговоры, которые завершились подписанием “Договора вечного солнца“. Данный документ разрешал бывшим рабам, а ныне, “независимым народам” в лице людей, гномов, эльфов и ва-широв, удалиться на территорию дальнего севера и создать там свои независимые государства. Ардмархия обязалась отпустить всех рабов и навсегда покончить с рабством. Так, завершилась война за освобождение, которую жители архипелага нарекли Первой Великой Войной.

  Мир между обоими фракциями, впрочем, оказался недолгим. Очень вскоре выяснилось, что все плодородные территории, в том числе и незаселенные, остались в руках коварных архонов. Такое положение просто не могло удовлетворить амбиций лидеров восстаний, желавших создать сильные и могущественные государства. Больше всех, среди прочего, был возмущен Ларратос Мельд, который в 1391-м году договорился со своими соратниками, которые уже поспешили объявить о создании своих собственных государств, и объединил их под своим стягом, провозгласив себя гегемоном и правителем Великой Гептархии, где должны были проживать все расы и существа, готовые бросить вызов архонам. Ларратоса возмущало многое в отношении архонов, а именно – их заносчивость, их гордость, их нежелание вести активную торговлю с его государством, их отказ в том, чтобы признать его ныне действующий статус. Мельд понимал, что мирный договор 1389-го года является только передышкой, и не больше чем прелюдией к очередному конфликту. И гордый правитель людей, гномов и эльфов желал быть первым, кто прервет эту недолгую завесу мира и покоя.

  Однако, в 1392-м году, на фоне охлаждения отношений между независимыми народами и Бельгаардом, с юга-востока показался огромный флот. Это была армада императора Алвара Аттисонаправителя Нирнланда, старого и в чем-то даже извечного противника ардмархии на территории заграничных морей. Теперь же, узнав об ослаблении власти архонов над архипелагом, Аттисон решил положить конец вражде с ариями, покорив их и включив Бельгаард в состав своего государства. Так, началась Вторая Великая Война.

  В пожаре нового конфликта, погибли тысячи людей. Вступить на территорию Таладаса, Нирнландцам пришлось воевать на два фронта – на юге с архонами, и на севере с независимыми народами. После гибели Ларратоса Мельда в битве при Зендинаре, произошедшей в 1394-м году, опустевший трон перешел сыну данного героя, регентом при котором была поставлена жена предыдущего гегемона – Эрана Мельд. Мудрая королева была вынуждена заключить мир с ненавистным ею сердцу ардмархом Кервионном, дабы единым строем выступить против войск императора Алвара. Спустя три года, императорские войска были разбиты в сражении при Эгладоре, в то время как южное наступление генерала Оззара завершилось кровопролитной битвой у Тиверии. Эти два сражения, которые завершились разгромом войск империи, заставили Нирнландцев начать переговоры о мире. К 1398-му году обе стороны были значительно ослаблены, и посему, главным вопросом стояло выяснение итогов сего конфликта. В конце осени 1399-го года, после нескольких месяцев споров и пререканий, все три стороны подписали Альвенгаардский мирный договор, который урегулировал территориальный спор между всеми тремя фракциями. Помимо этого, в официальный текст данного документа попали дополненные статьи из “Договора Вечного Солнца”, который окончательно закрепил территориальные потери ариев и их отказ от системы рабства.

  Тем самым, подписание Альвенгаардского мирного договора положил конец Второй Великой Войне. В памяти северян и независимых народов, осень 1399-го года стало завершением старой эпохи и началом новой, что и было отражено в местном календаре.
 
Последнее редактирование:

Lorandicus

Старожил
Модератор
форумных игр
Сообщения
248

Вторая Эпоха (1 376 лет)

«Политика — это шахматная партия, где играют живыми фигурами. Наши враги хорошо усвоили данную истину, но, к сожалению, одерживать победы так и не научились.»
— Император Гайифы, Карл Юстиниан I, 364-й год ВЭ.

  Вторая Эпоха (далее — ВЭ) считается периодом политической раздробленности, когда старые великие государства постепенно слабеют и гибнут в ходе завоевательной политики соседей, но новых могущественных государств не возникает, в результате чего, постоянные войны и конфликты терзают стремительно растущее население архипелага. Несмотря на такое мрачное начало, в годы ВЭ наблюдается рост экономики, активное исследование и изучение территорий Таладаса. В эти годы возникают новые государства, новые великие личности, новые города и крепости

  Спустя три года после заключения Альвенгаардского мирного договора, происходит Великий Исход, в результате которого большинство эльфов и гномов покидают пределы негостеприимной Гептархии, все чаще сталкиваясь там с расовой отчужденностью и агрессией, исходящей от представителей человечества. Первая группа эльфов, ведомая знаменитым полководцем и магом Обероном совершает путешествие, длиной в четыре года, в результате которой часть эльфов решает осесть на территории южного острова Ирбенн. Оберон возродил древние традиции и обычаи эльфийского народа и завещал жить только по ним, а себе отвел роль верховного предводителя и мудрого судьи. Так, было основано Королевство Талиэрн.


  Другая группа эльфов, которую вел друид Глеранир, решила осесть на южных долинах, находящихся на пограничной зоне с архонами. Несмотря на протест ардмарха Кервионна, эльфы пришли на эту территорию, назвали ее Эратель или же “Ясная гавань” и решили осесть на ней. Под предводительством Глеранира, эльфы избрали себе совершенно новый путь, впитав от людей страсть к науке, культуре и искусству. Так, в первые годы ВЭ оформилось консервативный и инновационный путь в жизни эльфийского общества.

  Однако, был и третий путь, который окончательно сформировался уже гораздо позже. Несмотря на негативное отношение людей, определенная часть эльфийского населения осталась, но во избежание конфликта удалилась на восток, на территорию полуострова Баланорр. Там, эльфы основали город Ивалланс, и выбрали третий путь – путь феодализма. Долгое время, князья Ивалланса служили правителям Гептархии, а когда она погибла, предпочли объявить о своей независимости. Но даже тогда, экономические и политические связи с соседями никуда не исчезли.

  Гномы же, долгое время скитались по миру, в попытках создать свое собственное государство. Часть гномов, с согласия ардмарха Кервиоона, создала колонии в Бельгаарде, которые успешно просуществовали несколько веков. Но в итоге эти поселения были заброшены, т.к недра гор истощились и без них экономика молодых подгорных владений загнулась. Куда более удачливы были те гномы, что решили осесть в самом центре острова Таладас, вдоль горных пиков Риши. Там, гномы в течение века обустраивали свою страну, пока в 1517-м году не появилось королевство Гримхейм, ныне одно из самых крупных и могущественных гномьих государств на территории архипелага.

  Первые столетия ВЭ прошли в постоянных войнах между севером и югом. Альвенгаардский договор подвел важную черту в жизни каждого из государств, но вопрос территориальных претензий по-прежнему висел в воздухе. В правление ардмарха Кервионна, Бельгаард еще был достаточно силен и могущественен что бы внушать страх новым правителям Гептархии и уверенно отражать натиск Нирнландской империи. Особенно важным стал 1442-й год, когда император Алвар Аттинсон был убит, а его огромная империя распалась на части, в результате чего, престарелый генерал Оззар, до этого являясь верным слугой своего государя, поспешил возглавить владения Нирнланда на Архипелаге. Так, родилась Гайифская империя.

  В 1577-м году умер Ардмарх Кервионн. Седой старик, он до последнего своего вздоха заботился о своих подданных, о тех личностях, что искренне ненавидели его. В глазах современного поколения архонов, Кервионн был слабым и нерешительным правителем, который загубил весь потенциал своей державы, доставшейся ему от отца, и который не смог противостоять натискам агрессивных соседей. Но правда в том, что с гибелью Кервионна, Бельгаард познал еще более глубокий кризис, который в полной мере выразился в середине ВЭ, когда Ардмархия окончательно сошла с политической арены и была вынуждена заниматься решением внутренних проблем.

  Начиная с середины 15-го века, после ослабления Бельгаарда, на несколько столетий начинается гегемония Гайифской империи на политической арене. Одержав победы над ослабшими архонами в нескольких пограничных стычках, южане (как их презрительно прозвали независимые народы севера) обрушились со всей своей мощью на Гептархию. Именно наступление Гайифской империи в 17-м веке, и пришествие диких племен Запада на территорию Гептархии, положило конец единой стране, состоящей из семи королевств. Династия Мельдов пресеклась, центральная власть рухнула, а на руинах древних королевств возникли новые королевские рода. В тоже время, на окраинах Гептархии осели дикие племена марагов, осканцев и гленморов, которые спустя тысячелетия создадут свои независимые государства.

  Но гибель Гептархии не положила конец сопротивлению северных государств. Напротив, ведь теперь, когда вместо одного государства появилось семь, королевства принялись с необычным усердием наращивать свою военную, экономическую и политическую мощь. Третья Великая Война, получившая название Сорокалетней (1782-1823) закончилась поражением Гайифской империи в борьбе с единым союзом семи государств. Граница между северянами и южанами была поставлена вдоль великой крепости Мэл Сеншир, которая сохраняется и по сей день.

  Варварские королевства Запада уничтожили не только Гептархию, но и положило конец Норуэгской деспотии – таинственному государству, которое возникло на Западе между 13 и 15-м веком, и которое просуществовала в течение 500 лет. Норуэгцы долго сопротивлялись нашествию пришлых народов, но в итоге, северные рубежи пали, когда брат обратился против брата и в некогда сильном государстве воцарилась анархия. Следующие столетия, на руинах Норуэга будут существовать десятки независимых городов и крепостей, которые будут предпринимать неудачные попытки объединиться, дабы отразить напасть с севера. Но в ходе всей ВЭ попытки централизовать власть будут терпеть постоянный крах.

  В середине 19-го века, погибает последний потомок Тав’Джииса – великого героя ва-ширского народа, который сплотил различные племена для борьбы с ариями и ардмархом Кервионном, и который одержал великую победу у Джеросы. С пресечением династии, берущей начало от великого героя, народ ва-широв быстро впал в состояние смуты. Кошачий народ погряз в спорах о будущем, не имея возможности решить, в каком направлении им следует развиваться в дальнейшем. Современный культ поклонения мудрым Гривам вступили в конфликт с культом Вечного Странника, в то время как отдельно взятые группы ва-широв отбросили старые верования и стали поклоняться божественному Йаке – великому магу и учителю, спустившему с неба пламя и научившее их письменности. Годы лишь усугубили споры между ва-ширами, в результате чего, разные племена не смогли договориться и решили пойти своими дорогами. С тех пор, на территории пустыни Рубар возникло четыре независимых государства тигранов, которые ведут постоянные войны за то, чтобы выяснить, кто из них прав, а кто виноват. И судя по всему, конфликтам этим не будет конца, и будут продолжаться они, пока стоит мир.

  После окончания Третьей Великой Войны, на территории Архипелага настанет недолгий, но уверенный мир. Значительно удлинит этот период появление первой крупной вспышки чумы, которая возникла где-то на севере еще в конце 21-го века. Но именно в следующем столетии данная болезнь охватит почти всю территорию Архипелага, в результате чего, погибнет от 40 до 65% всего населения. Демографические потери были столь ужасны, что вплоть до 25-го века ни одно государство не было в силах организовать хоть сколько-нибудь сильную и эффективную военную кампанию. Лишь в 26-м столетии начнется новая эпоха политических амбиций, войн и завоеваний.

  Сразу после начала эпидемии чумы, большая часть людей бежала через границы на север. К тому моменту, самое северное королевство – Аллара, уже была разделена и уничтожена в ходе жестокой войны с соседними государствами – Альтанааром и Мордрагом. Независимыми остались лишь коммуны, расположенные на полуострове Велирр. Им удалось выжить и окрепнуть, в том числе и за счет массовой миграции. Удивительно, но уже спустя пару десятилетий, крупнейшие города Велирра – Норденрей и Аваланж, отправили своих колонистов на территорию северо-восточных островов, желая прибрать к рукам данные владения. Однако, они не учли, что рост этих колоний был чрезвычайно стремительным. И в 2616-м году, желая добиться независимости, колонии сплотились вокруг Вермины – богатой, старой и властолюбивой женщины, которая грамотно распределила ресурсы и надавив на метрополии, добилась вначале автономии, а потом и полной независимости. После смерти королевы Вермины, благодарные жители назвали острова в ее честь, однако, не позволили ее многочисленным отпрыскам занять престол. Вместо этого была учреждена республика, разделившая власть между наиболее благородными лицами.

  К этому же времени, часть мигрантов, не найдя пристанище в Норторе, перебралась на Северо-западную долину и поселилась среди осканцев, марагов и гленморов. Там, на территориях окраин, они ассимилировались с местными племенами, после чего, в промежуток времени между последними годами ВЭ и первыми столетиями ТЭ образовались “варварские” королевства – Марагонна, Глендара, а затем и Осканская империя.

  Под конец ВЭ начинается новое возвышение Бельгаардской Ардмархии. Спустя тысячу лет после смерти ардмарха Кервионна, в этом государстве появился новый великий лидер, который был готов приступить к энергичному решению внутренних проблем и готовы бросить вызов всем соседям, которые как-либо высказали сомнение в великой империи архонов. Именно таким правителем был Нумерриан, который начал борьбу против знати, воспользовавшись тем, что все крупные аристократические дома были заняты войной друг с другом. Нумерриан желал заменить земельных феодалов представителями служивой аристократии, и разделить империю не на кучку непостоянных владений, а превратить их в сильные и централизованные административные единицы, где местная власть могла бы быстро и эффективно решать проблемы, не дожидаясь помощи из центра. К сожалению, Нумерриан был уже стар, и ему не удалось застать полной реализации своим масштабных проектов. Но все эти амбиции были выполнены уже при жизни следующего поколения, а именно в правление сына Нумерриана – Алверантара. Именно в годы его правления некогда могущественная феодальная знать была сокрушена, а реорганизация Ардмархии повлекла за собой новый период роста и экономического развития. На волне успеха, Нумерриан решил вернуть часть отторгнутых земель, которые уже столетия находились в руках Гайифов. Так называемая Четвертая Великая Война, началась с внезапного, для Гайифских императоров, нападения архонов. Однако, следует отдать им должное, ведь, даже не предвиден подобного развития событий, Гайифцы все-таки оказались готовы к боевым действиям. В течение почти трех десятилетий они сопротивлялись, но в 2759-м году были вынуждены признать свое поражение и вернуться к тем границам, который определял Альвенгаардский мирный договор.

  Но мир для Гайифской Империи не настал, ибо с разницей в пару месяцев, началась новая война, в этот раз с альянсом северных королевств. Эта война была более скоротечна, но для гордых южан она стала еще одним горьким унижением. Границы некогда великой империи значительно уменьшились, и ее экономический и военный потенциал был подточен. Сложно сказать, смогла бы Гайифская империя восстановиться от столь сокрушительных ударов. Но окончательный крах произошел в 2777-м году, когда вышло из берегов и с невиданной силой обрушилось на восточное побережье. В ходе ужасной катастрофы погибли тысячи простых людей. Но хуже всего пришлось Озарриану, блистательной столице империи, которая полностью ушла под воду, вместе со всеми ее жителями. Так, в ходе двух кровопролитных войн и ужасной катастрофы, погибла одна из крупнейших и сильнейших империй архипелага. И начался новый миропорядок, положивший конец старому и давший старт новому.
 
Последнее редактирование:

Lorandicus

Старожил
Модератор
форумных игр
Сообщения
248


Третья Эпоха (1 585 лет)

«Жизнь орка – это война. Бой – это любимое ремесло моего собрата по оружию. Только в сражении, орк видит всю истину нашего сурового мира. Он не будет скрываться за иллюзией прекрасного, когда увидит, что жизнь это обязательно кровь, боль и постоянное насилие – либо над собой, либо над другими. Сильный примет основы этого мира и будет жить по ним. Слабый же скроется за ложью и будет жить в постоянном страхе – за себя и за своих близких. Первый путь – достоин воина-орка. Второй же нет.»,
— Великий Вождь Орочьей Орды Горбарг, 1275-й год ТЭ.

  В отличие от предыдущих двух эпох, начало Третьей Эпохи (далее — ТЭ) было ознаменовано периодом покоя и стабилизации. Войны и конфликты продолжались, однако, они имели локальный характер. На руинах Гайифской Империи образовался десяток мелких государств, в то время как со смертью ардмарха Алверантара в 2786-м году на территории великого государства архонов начался Второй Кризис, еще более глубокий и опасный чем тот, который происходил в середине ВЭ.

  Еще до падения Гайифской империи, особый статус сложился на территории Мирмидианских островов. Находясь далеко от центра, и в тоже время, имея большое количество морских портов и живущих в городе населения, эта область имела, по сути, автономный статус, пользуясь большой самостоятельностью как во внутренней, так и во внешней политике. С течением времени, самостоятельность и, по сути, независимость коммун только росла. И теперь, когда Гайифской империи не стало, жители Мирмидианских островов поспешили объединиться в сильную и независимую республику. В течении трех лет, родилась республика Гвиачче а ее постоянной столицей стал богатый город Риэцо.

  Спустя столетия после краха Норуэгской Империи, при поддержке эльфов Эрателя и их короля Саэроса, великий герцог ЛиппеРаймунд фон Тронкель, нанес поражение осканскому вождю Освинду у крепости Люнмар. Эта грандиозная битва положила конец гегемонии осканцев над северо-западными землями острова Таладас и отныне, в борьбу за эту обширную и до сих пор слабозаселенную область вступают и норуэгцы. В отличие от многих других государей, Тронкель не был амбициозным и властолюбивым человеком. Одолев раз осканцев, он пожелал, чтобы отныне, имелась достаточно мощная сила, которая смогла бы при случае разбить завоевателей еще раз. Так, начались переговоры с окрестными герцогами, для заключения союза. Но в итоге, большинство окрестных владык, к удивлению Тронкеля, предложили ему стать их предводителем. Долгое время герцог Липпе упорствовал, но, в какой-то момент, переменил свое решение и в 2853-м году его провозгласили великим герцогом Тельсмента. Так, воля нескольких людей позволила норуэгскому народу объединиться и окрепнуть.

  Примерно, в это же время, из-за стремительно увеличившейся популяции в Гримхейме, гномы начинают прорывать глубинные пути, желая достичь удаленных территорий Архипелага. Так, в 2881-м году гномы проникают на территорию западной части полуострова Велирр и назвав его Тор-Дален, создали в сердце этого горного участка одноименный город. Скоро выяснилось, что этот регион богат залежами палладиума и серебра, в следствие чего, молодой город стал стремительно обрастать населением, а шахты – горняками всех возможных рас и культур.

  Увеличение населения происходило повсеместно, поэтому, нет ничего удивительного в том, что часть населения устав от политики земельного закрепощения и высоких налогов, совершили отчаянный побег из своих стран и поселились в регионе, которое было прозвано “Диким полем”. Регион этот никогда не был богат на ресурсы – как природные, так и аграрные. Поэтому, основным заработком этих отчаявшихся людей стал грабеж соседних государств. Особо сильно доставалось богатым и процветающим владениям Эрателя, откуда оные разбойники заполучили большую долю различных сокровищ. В ответ на это, король-феникс Ваниэль организовал поход на Дикое Поле, желая покончить с разбоем. Но жители этой области были не так просты, как думали храбрые эладрин. Когда были захвачены их замки и города, то местный люд попрятался по убежищам и пещерам, откуда началась настоящая война на истощение. Даже эльфийские рефлексы не всегда спасали от коварных нападений противника. И когда дружина Ваниэля понесла достаточные потери, король-феникс приказал отступить, перед этим отдав распоряжение сжечь все захваченные поля и огороды, деревни и крепости. Так, эти отчаянные люди отстояли свою свободу и вскоре их стали называть порубежниками, или же пограничниками. Вольные долины Дикого Поля привлекали к себе внимание со всех окрестных земель, и население этой территории стремительно росло. А вместе с населением, появились и князья, которые в перерывах между разбоем, предпринимали активные, но неудачные попытки объединения. Вольный дух жил в этих землях, и народ не желал иметь единого властителя. А некоторые не желали иметь и какого-либо правителя вовсе.

  Большие изменения, однако, начали происходит в 32-м веке. Именно в эти десятилетия начинается стремительное возвышение дома Ланнов – правителей Арелата. Династическая легенда приписывала этому дому прямое родство с давно угасшей королевской династией Мельдов. И основатель династии, Дамейн Ланн, мечтал о реставрации всей Гептархии и организации нового великого похода на юг, на земли Гайифцев и архонов. И, хотя, при своей жизни, Дамейн Ланн так и не смог расширить пределы своего государства, в этом преуспели его дети, которые спустя одно столетие полностью покорили королевство Альтанаар, Далентар и Марион. Гептархия так и не была воскрешена в полной мере, однако отныне, каждый вольный правитель Севера должен был учитывать мнение могущественных правителей Дарвеля.

  Почти такой же процесс произошел и в землях Гайифской империи. Наследие императоров Алвара и Оззара взывало к тому, чтобы их гордые потомки вспомнили о славных деяниях прошлого и предприняли попытку объединиться. И это грандиозное действие выпало на плечи великого чародея – Бальтазара Вирданниона, который так же стал основателей династии. Но в отличие от Дамейна, Бальтазар знал, как отстрочить свою смерть. Ловко манипулируя непростой политической обстановкой и стравливая врагов лбами, он кнутом и пряником объединил раздробленную империю и был провозглашен первым императором Второй Гайифской Империи. В конце концов, смерть настигла и его, однако, даже его гибель уже не смогла остановить наметившийся процесс.

  В этом же веке, а именно в 3 115-м году возникла республика Карнарро. Крупнейшая республика юга, на тот момент времени, образовалась в результате амбиций морских разбойников из Ахейявы, которых, в свое время, выгнали с малого архипелага вольнолюбивый народ. Так, нарушив кодекс в одной стране, морские разбойники сплотились вокруг другого вождя и создали себе иной кодекс. И, хотя, в первые десятилетия существования республики казалось, что Карнарро это просто прибежище для морских преступников, то уже спустя века, обогатившись на разбое и торговле, среди разбойников возник свой олигархат. Усилившись, эти олигархи, несмотря на свое родство с пиратами, недолго думая, перебили весь класс морских разбойников и заменили их подконтрольными флибустьерами. Пиратство осталось важной частью жизни Карнарро, но из правящих кругов все морские разбойники и прочие “сомнительные” личности были удалены.

  Следующее столетие было ознаменовано активной борьбой между новыми политическими силами. В яростной схватке схлестнулся Арелат и Гайифа, а на севере, амбициозный герцог Райнхард фон Тронкель, оттеснив осканцев и родственных им гленморов с территории Внешних Сагранских Хребтов, решил основатель на этих землях военно-монашеский орден, для защиты этого региона от сил варваров-вторженцев. В 3271-м году было закончено сооружение крепости Легир, которая и стала первой резиденцией для рыцарей Сагранны.

  Тридцать четвертый век был ознаменован борьбой за полуостров Велирр. К тому времени западную часть полуострова уже заняли гномы, а на северной оставались существовать независимые друг от друга крепости и коммуны. Но, в какой-то момент, амбиции Деймонда IV Ланна привели к тому, что этот регион был наводнен армиями Арелата. Понимая, как сильно вырастет военная мощь Ланнов, если им в руки попадут палладиумные жилы, против них объединились все окрестные соседи. Королевства Мордраг и Гримхейм, республика Таволара, а также мелкие государства острова Велирр и немногочисленное гномье население Тор-Далена. Несмотря на превосходство в ресурсах, первый этап войны остался за Арелатом, который ввел свои войска на территорию полуострова и заняв большую часть поселений, осадил крупнейший из городов – Альбисс. Через какое-то время, оставшийся независимые государства полуострова предпочли объединиться перед лицом общей напасти. В последовавшей битве при Альбиссе армия Деймонда IV была разбита, и почти вся территория полуострова была освобождена. Этот конфликт продолжался еще несколько десятилетий в виде частых пограничных стычек. Но ни одной из сил так и не удалось выполнить все поставленные задачи. Мирный договор в 3371-м году признал отказ Арелата от претензий на данные территорий, но в ответ, гномам Гримхейма пришлось объявить о полной независимости своей колонии в Тор-Далене. Правители Дарвеля рассчитывали, что без помощи “метрополии”, одинокий гномий город на отшибе острова просто перестанет существовать. Однако, верные братья из Гримхейма, несмотря на заключенный договор, не боялись помогать своим товарищам. Благодаря их помощи Тор-Дален расцвел и превратился во одно из самых богатых и процветающих государств удаленного севера.

  Еще спустя три года, в результате соглашения в Альбиссе, было образовано Великое Герцогство Нортор, тем самым произошло полное и окончательное объединение феодалов полуострова Баланорр в рамках единого и сильного государства.

  Впрочем, поражение на северной границе Арелат с лихвой компенсировал чередой громких побед на юге. Растущая мощь и влияние Второй Гайифской Империи внушал страх и ужас в сердца северян. Не желая терпеть такого опасного соседа на своих границах, короли Арелата объединили усилия с правителями Мордрага и вдвоем, эти две крупнейших держав севера, на тот момент времени, обрушились на пограничные земли Гайифов. Борьба с ними не была долгой, ибо империя в тот момент времени испытывала династический кризис, и все внутренние силы государства были заняты решением этой проблемы. А посему, когда выяснилось, что военной мощи южан недостаточно для того, чтобы остановить продвижение северных армий, Гайифские императоры поспешили покончить с невыгодной войной и заключить мирный договор. Мир 3401-го вернул Арелату территории южного Далентара с крепостью Мел-Сеншир, которую гайифцы заняли несколько веков назад, а кроме того было установлено новое вассальное королевство – Греймарк, расположенное на территории Глубинных Гор. Правитель этого небольшого горного государства уже в тот же год признал себя вассалом Арелата и де-юре, жители Греймарка до сих пор рассматриваются как верные союзники и псы правителей Дарвеля, готовых броситься на любого врага великого Арелата.

  Победив Гайфов, Арелат предпочел заняться новой экспансией на севере. Но в этот раз агрессия была обращена не против Великого герцогства Нортор, а против соседних государств – королевств марагов и гленморов. Эти народы по-прежнему вызывали ассоциацию с варварами, и посему, гордые сыны Гептархии считали своим долгом оттеснить их государства как можно глубже на восток. Спустя какое-то время, к этому процессу присоединились гномы из Тор-Далена, а также правители Великого Герцогства Нортор. Втроем, эти государства оттеснили “варваров” к территории Глубокого Озера, и проложили границу, которая сохраняется и по сей день.

  Но унижение в те годы знала не только Гайифская империя. Следующие два века стали наиболее сложными в истории Бельгаардской ардмархии. Реформа Алверантара никогда не предполагала, чтобы у центра было меньше сил и ресурсов чем у остальных регионов. Но правда в том, что с гибелью этого могущественного государя, в Бельгаарде началась эпоха слабых правителей, которые не могли править тем государством, что создали Нумерриан и Алверантар. И вот, спустя несколько веков, когда центральная власть превратилась в номинальную, а повелители окраин восторжествовали, в наиболее честолюбивых архонских умах восторжествовала мысль о том, что старой ардмархии должен прийти конец и на ее место должно прийти новая империя, которая будет в полной мере представлять всех архонов.

  Вскоре, крупнейшие и самые удаленные провинции от центра подняли восстание. Правители этих областей делали ставку на внутренние силы и накопленные денежные ресурсы. Однако, они не учли того факта, что их восстание невыгодно сместило баланс сил среди представителей знати. Несмотря на слабость центральной власти, большая часть аристократии осталась верна Бельгаарду и вступила в противоборство с мятежниками. Крупные восстания произошли в Данмуре и Исталоне, в Варции и Ории, в Аркагнате и в Деннии. И все они были подавлены ариями-роялистами.

  В 3633-м году произошло восстание в Эритионе, в результате чего, весь полуостров перешел к правителю города – экзарху Эльрену Альварадору. Популярность молодого правителя была как никогда высока. Многие его сторонники ожидали, что Эльрен поспешит отделиться от загнивающей Ардмархии и предпочтет создать новое государство – с более справедливыми законами и внутренним порядком. Но после ряда побед над роялистами, Эльрен предпочел совершить прорыв к Бельгаарду, рассчитывая стать новым ардмархом. Это решение оттолкнуло от него многих сторонников, в результате чего, большая часть армия союзников Эльрена вернулась домой, а его дружина была разбита в битве при Араддене. Победитель данного сражения, экзарх Вирантиума – Эарлан Вальвентур, желал преследовать отступающего Эльрена до Эритиона. Но на пути великого полководца встали великие цитадели – Арадден и Апамеан. После неудачной 20-летней осады, было решено оставить данные укрепления. На этом, фактически, и завершился данный конфликт.

  По иронии судьбы, спасителю Бельгаарда, Эарлану Вальвентуру, вскоре самому пришлось стать заклятым врагом своего отечества. Придворная партия опасалась растущей мощи и влияния Вальвентура при дворе. Раздражение придворных министров вызывал и тот факт, что персона Эарлана стремительно набирала популярность среди простолюдинов. Спустя несколько лет, Вальвентура вызвали в столицу, где ему должны быть представлены обвинения в предательстве родины в результате сговора с Эльреном Альварадором. Тем самым, роялисты желали подчеркнуть, что долгая осада Араддена и Апамеана была результатом сговора, а не хорошей обороны этих крепостей. Но сторонники Вальвентура предупредили его о грядущей опасности. И бравый полководец убежал в Альцерру, где правили его родственники. Там, он был готов дать ответ на любые обвинения и предстать перед честным судом. Однако, Бельгаард не был заинтересован в этом, и в результате, письмо осталось без ответа. Спустя пару месяцев, роялисты заняли Вирантиум и взяли в плен семью Вальвентура. И тогда Вальвентур решил взяться за меч. За несколько недель, в Альцерру пришли тысячи воинов, готовых сражаться за любимого полководца. И когда Эльрен собрал достаточное количество рекрутов для войска, то он выступил в поход на полуостров Даррандан. Большая часть местных экзархов и эпархов предпочли последовать за войском Вальвентура. Так, всего за два года, весь полуостров перешел в руки Эарлана. В 3697-м году он переместил свою столицу в Ардаллан и объявил себя кесарем. В отличие от Альварадора, Вальвентур не желал править Бельгаардом и ограничился исключительно захватом близлежащих островов. Конфликт между Бельгаардом и Ардалланом продлился еще 7 лет, однако дальнейшая борьба оказалась безрезультатной, и в итоге был заключен мирный договор в Таренте. Скрепя сердцем, Ардмархии пришлось признать независимость Эритионской Деспотии и Ардалланской Кесарии. Отпадение данных территорий, составляющих 1/5 от всей территории Ардмархии, привело к резкому экономическому и военному ослаблению государства. С другой стороны, подобные поражение привели к тому, что следующее поколение ардмархов стало постепенно возвращать власть в свои руки. Процесс этот был очень долгим и окончательно он завершился только в первые годы правления ардмарха Мельвентура.

  Вслед за Ардмархией, в конце 38-го столетия произошло и ослабление Арелатской монархии. В 3796-м году скончался последний правящий представитель династии Ланн, после чего, за последующие 2 столетия на престоле Арелата сменилось до 25 различных династий. Смута в государстве привела к резкой активизации сепаратистских настроений в подчиненных Арелату государствах – в Маррионе, Альтанааре и Далентаре. Но куда сильнее урон нанесли южане. За эти два столетия, Гайифская империя поспешила нанести ответный удар, не простив северянам своего последнего жестокого поражения. Гайифские цари уверенно провели все пять кампаний, в результате чего, граница отошла далеко на север. Гайифе удалось полностью подчинить своему контролю Далентар а так же занять ряд пограничных владений в Арелате и Альтанааре. Следующая война должна была вестись уже непосредственно за право властвовать над Дарвелем.

  Но этой войны так и не произошло, ибо в 3991-м году, со стороны востока показался новый великий флот. И в этот раз во главе него были не люди или арии, но жестокие орки и хитрые гоблины. На землю Архипелага пришла Великая Орочья Орда. И разразилась Пятая Великая Война.

  Нашествие орков было подобно грому среди ясного неба. Все в том же 3911-м году орки высадились в Заливе Бьюрдранда и поспешили занять местные владения. Несмотря на опыт и громкую воинскую славу, гайифские легионы не могли что-либо противопоставить орочьей жестокости. Всего за десятилетие эти огромные территории пали под натиском зеленокожих. Затем началось завоевание островов, но местные гарнизоны оказались крепче, и на их покорение у орков ушло куда большее количество времени.

  Забавно, но первый этап орочьей экспансии оказался полезным для жителей архипелага. На севере, поражения Гайифов позволили новой правящей династии Арелата, фон Бастенвилям, занять ряд отторгнутых ранее земель. На юге же, новый правитель Бельгаарда – грозный и не менее жестокий чем орки, ардмарх Мельвентур, организовал две блестящие военные кампании, в результате которых южные владения Гайифской империи были поделены между орками и ариями. На тот момент времени многим архонам казалось, что недалеких орков можно будет использовать в войнах с соседними державами, используя глупость дикарей для того, чтобы достичь поставленных целей. Однако, это была весьма глупая и недальновидная ошибка, стоившая Бельгаарду тысячи жизней. И вскоре сам ардмарх Мельвентур в этом убедился.

  В начале 4030-х годов, новым великим вождем орков стал Горбарг Железный Клык – огромный орк, обладающей неукротимым нравом и необычайным стремлением к жестокости и садизму. Этому военачальнику удалось полностью покорить южные острова, после чего, черные орочьи галеры отправились на восток и атаковали территорию острова Понца, который полностью покорился Горбаргу к 4054-му году. Но этого великому полководцу оказалось мало. Оставив на территории острова своего брата Кендрега и одну четвертую часть своей армии, Горбарг приказал этим отрядам двинуться на север и покорить полуостров Клокостра и все оставшийся острова, которые по-прежнему подчинялись Гайифской империи. А сам Горбарг вернулся на Таладас и разместился в Гоорге. Спустя два года, он вышел оттуда с огромной армией от 120 до 250 тысячи орков и гоблинов. Этому великому и грозному войску предстояло дойти до самого Бельгаарда и подчинить воли орков самый крупный, богатый и процветающий город Архипелага.

  Несмотря на отчаянное сопротивление полководцев Мельвентура, армия орков, после нескольких лет бесконечных сражений, все-таки дошла до Бельгаарда и осадила его к 4071-му году. Находящийся в столице Мельвентур лично возглавил городской гарнизон и был готов умереть, но не сдать город. Быстро взять оркам Бельгаард не получилось – город отчаянно сопротивлялся 7 лет, пока зерновые амбары не истощились и среди стойких защитников столицы не начался голод. Но даже тогда Горбаргу не удалось подчинить себе Бельгаард.

  Казалось, что великому Бельгаарду суждено пасть. А вместе с ним, пала бы и вся арийская цивилизация. Но в этот страшный час для защитников великой столицы, с юга пришло подкрепление. Альянс из эльфов, гномов и людей, несмотря на былые распри, решил спасти архонов от гибели. Ведомые королем-фениксом Ваниэлем и гномьим королем Даззамара Франдалином Айво, это воинство вступило в отчаянную схватку с Горбаргом под стенами Бельгаарда. Вслед за ними, в схватку вступил и городской гарнизон. Ужасная схватка длилась весь день и всю ночь, и лишь к утру бой завершился. Великой орочьей армии больше не существовало, а победоносный военачальник Горбаг, к великому сожалению своих сородичей, смалодушничал и бежал в Гооргу с остатками войска. По личному приказу Мельвентура, каждого отличившегося в схватке воина наградили памятной золотой монетой, а также разрешили взять трофейное орочье оружие. С телами соперников Мельвентур обошелся необычайно хитро и жестко, даже для архона. Он приказал обработать магическим раствором каждое орочье тело, а затем приказал выварить их в огромных котлах и продать эту еду окрестным соседям. Мало кто знает, что чудотворное мясо, как заявил один из гномов “по вкусу похожее на свинину” вызвало ряд нареканий у союзников. Эльфы назвали произошедшее варварством, а гномы требовали свою часть от “приготовленной пищи”, а когда договориться не получилось, войска Франдлина под шумок, уволокли ночью несколько повозок с мясом.

  Как бы там ни было, но битва при Бельгаарде положила конец первой, и на данный момент, последней серьезной попытке орков овладеть всей или, хотя бы, большей частью Архипелага. Но эта битва не положила конец войне. Напротив – орки еще отчаянно сопротивлялись и планировали новые нашествия и наступления. Битвы за пограничные территории вспыхнули с новой силой. Кроме того, большая группа орков отправилась в рейд по приморским городам. Даже соединенному флоту Ардаллана и Бельгаарда не было что им противопоставить.

  В первой половине 42-го века, произошли большие изменения на северной части архипелага. Долгое время, этот регион считался вотчиной осканских вождей и редких одичалых народов. Однако, в эти годы начинается объединение разрозненных племен Ханнарских островов Хьялмаром оф Фостейном – вольным путешественником и известным морским налетчиком севера. Наконец, в 4025-м году Хьялмар был объявлен первым конунгом Ханнаро. Первая держава удаленного севера наконец-то была создана.

  Мало кто знает, но народ Ханнарских островов произошел с территории острова Ирбенн. Первые человеческие племена на Ирбенне существовали еще с первых годов ВЭ, но в полной мере они превратились в опасную и грозную силу именно к началу 4-го тысячелетия. И теперь, когда на территории Ханнаро восторжествовало единое государство, Хьялмар и его приемники возжелали присоединить своих братьев с Южного Ирбенна к составу своего государства. Так, на северных морях началась эра морского пиратства и разбоя, ибо для великих походов, конунгам Ханнаро нужны были большие денежные запасы. На Ирбенне так же стало неспокойно, ибо победивший племенный союз народов силуров и аутребатов, именно к этому времени стал совершать первые дерзкие нападения на территорию Талиэрнских эладрин. Чуть позже, к этим нападениям присоединились и морские налетчики-варани. Остров Ирбенн превратился в арену постоянных, кровавых столкновений.

  Несмотря на бушующую войну с орками на юге, в последний период своего правления, ардмарх Мельвентур организовал самую масштабную за всю историю Бельгаарда экспедицию на территорию Ахейявского архипелага. В 4212-м году, флот состоящий более чем из 400 суден достиг Ахейявы и воспользовавшись внутренними раздорами на островах, арии принялись покорять один город за другим. Непобедимая полисная республика, которая веками отстаивала собственный суверенитет, была сокрушена за два-три года. Однако, мало было покорить Ахейяву, ведь теперь, ее необходимо было отстоять. А это было в разы труднее.

  Как раз в эти годы, на политической арене взошла яркая фигура конунга Освинда. Королевству Ханнаро не было и двух веков, но столь юное государство уже желало проявить свои внушительные амбиции. Именно Освинд был тем королем, который подчинил своей воле Южный Ирбенн, а в 4235-м году его войска высадились на территорию Ахейявского архипелага и принялись методично избавляться от архонов. Первоначально, жители полисов поддерживали стремления варани, видя в них союзников и освободителей. Но былой запал быстро иссяк, когда выяснилось, что воины-варани не более, чем простые завоеватели, решившие отобрать остров у предыдущих властителей. Раскол между двумя фракциями вскоре произошел, и за борьбу над архипелагом стали сражаться уже не две, но три силы.

  С вмешательством Освинда, борьба за Ахейяву растянулась на десятилетия. Смешались вместе арийские легионы, армады флибустьеров и полчища злобных дикарей. Ни одна из сторон не могла одержать победу над другой и казалось, что малый архипелаг станет постоянной зоной противостояния этих трех фракций. Имелись проблемы и на территории острова Ирбенн, в лице эльфов Талиэрна, относившихся с явной опаской к усилению северных варваров. Все эти проблемы предстояло решать Освинду. И решение их растянулось на десятилетие. Король постарел и принял ряд экстренных мер, однако, ситуация практически не изменилась и оставалась все такой же тяжелой.

  И тогда, на старости лет, король Освинд затеял великое и грандиозное предприятие. Он приказал своим людям покинуть малый архипелаг и приказал своей флотилии плыть в сторону Бельгаарда. При жизни или посмертно, но великий правитель Ханнаро мечтал воцариться в столице арийской цивилизации. И на какой-то момент показалось, что у него это выйдет. Но судьба распорядилась иначе, и в 4273-м году флот Бельгаардской ардмархии встретился с армадой Освинда близ острова Тристрам. К удивлению варваров, флот Бельгаарда, преимущественно, состоял из легких и быстрых суден. Варвары тем не менее рассчитывали одержать победу в абордажном бою. Но его так и не случилось, ибо выяснилось, что часть легких суден была вооружена сложным приспособлением из медных труб, способным извергать пламя. Ход сражения, о котором поют славные песни и слагают легенды до сих пор, был решен за два часа. Огонь из сифонов (а именно так назывались эти сложные приспособления, изобретенные архонами за несколько десятилетий до этого сражения) превратил вражеский флот в кучу головешек. Большая часть армады была сожжена или пошла на дно, и вместе с ними нашел смерть и конунг Освинд. Его завоевания просуществовали недолго, и с его гибелью покоренные территории были стремительно отвоеваны живущими на нем народами. Так завершился недолгий “век” славы и величия Ханнарского конунгства.

  В эти же годы, на севере, с укрепление династии фон Бастенвилей, начинается неуклонный процесс распада Арелатской гегемонии. За годы смуты, региональные династии окрепли достаточно сильно для того, чтобы потребовать от правителей Арелата свободы и независимости. Нашлись потомки древних правящих родов в Марионе и Альтанааре, заявили о себе потомки свергнутой династии в Далентаре. Первыми подняли голову представители знатных родов Мариона, которые в 4281-м году объявили о независимости своего королевства. При Кагоре и Мальмёди войска Арелата были разбиты, после чего, в 4285-м году, Рольвику фон Бастенвилю пришлось признать независимость Мариона. Вслед за тем, голову подняли и остальные королевства. В 4294-м году, правитель Арелата был вынужден признать независимость всех трех северных королевств. Величию Арелата пришел конец.

  Меж тем, на Юге, завершилась долгая война с орками. После смерти Горбарга, его потомки и приемники отчаянно воевали с соседями. Но Великая Орда уже не могла воевать со всем Архипелагом. Отчаянно, орки еще два века пытались расширить свои завоевания, но у них так этого и не вышло. Существует версия, что в 4289-м году, ардмарх Вальдарамар и ашшуаран Хеггар подписали мирный договор в крепости Фермидара, где последний клялся за всю орду, что орки больше не будут вести завоевательных войн с соседями. Правда же в том, что в эту легенду, в наши дни, мало кто верит. Истинна же, возможно, такова, что мирный договор так и не был подписан, но именно Хеггар был тем самым великим вождем, кто решил дать своему народу временную передышку. Он отважился пойти против всех правил, по которому жила и до сих пор живет Великая Орда. Но залогом этого поступка стало выживание Орды и сохранение за ней статуса одной из самых грозных и могущественных сил в регионе. Так, завершилась Пятая Великая Война.

  В последние годы ТЭ, определенный всплеск активности происходит во Второй Гайифской Империи. Потеряв значительную часть своих владений, государство впало в некий “анабиоз”. Правящая элита не знала, что ей следует делать и как поступать при текущем раскладе сил. Прихоть судьбы, или же что-то другое, но в последние годы жизни империи, у нее появился новый, амбициозный мечтатель. Император Лактариус Сарнор, желал всеми возможными силами восстановить величие своего царства. Но для этого он пошел на ряд необычных, жестких и явно непопулярных мер. Народ ненавидел его и жаждал скинуть с престола. Напряжение повисло в воздухе и казалось, что вот-вот должен произойти взрыв. И в итоге, так все и случилось.

  В 4253-м году, Сарнор повел свое войско на восток и атаковал Шапирр. Воинам-гайифам пришлось сражаться в сухом, непривычным для них климате с существами, которые в росте достигали до 3-х метров. Этот поход был плохо подготовлен и как следствие, едва не окончился для Гайифской Империи неудачей. С большим трудом, но самые южные владения ва-широв были заняты гайифами, а большая часть пленных воинов были обращены в рабов. Но когда император вернулся в столицу, то обнаружил, что народ Авелорна устал от его безумств. В тот памятный день, в 4256-м году, разъярённая толпа набросилась на личный гвардейский отряд императора. Нынешние историки и баснописцы до сих пор спорят, что же произошло на самом деле. Однако к вечеру, последний Гайифский император был убит, а его семья таинственно исчезла. Авелорн на несколько долгих и мучительных недель впал в анархию, пока правители Гермециана и Рейнмара не прибыли в столицу. Жестокими методами они покончили со смутой, но самые могущественные феодалы Гайифской империи не смогли договориться о том, кому теперь восседать на опустевшем троне. Вскоре, стихийные мятежи вспыхнули по всей стране, часть из которых, подавить так и не удалось. Единая южная империя прекратила свое существование, и тот памятный год стал концом третьей эпохи и началом четвертой.
 

Lorandicus

Старожил
Модератор
форумных игр
Сообщения
248

Четвёртая Эпоха (788 лет, не конечная дата)

«Наступают новые времена, для всего архипелага! Наша раса имеет долгую и славную историю, которую ничто не в силах оспорить или омрачить. Мы пережили столетия рабства у архонов, мы пережили века трусости и предательства, когда наши тленные друзья оставили нас одних в этом суровом мире. Наши руководители ошиблись, когда решили, что мы можем выжить, если будем заниматься саморазвитием. Мы отвергли насилие, и наши соседи воспользовались этим. Ныне, некогда гордая раса эладрин стенает и вымирает под жестокими ударами судьбы, пока рок благоволит смертным. Тем кто не знает стыда и скромности. Тем, кто разрушает все, что было создано до них.
Вчера, мы предали огню наше прошлое, нашего государя и наш прошлый путь. Сегодня, я стою перед вами в церемониальных одеждах, предлагая для всех и каждого встретить новый рассвет нашей расы. Отбросьте сомнения и возьмитесь за мечи! Нам предстоит стереть всех смертных с лица Архипелага. Только так мы сможем выстоять и только тогда наши дети будут спать спокойно, под сенью вековых деревьев. Иначе же уделом нашим будет только забвение и смерть, растянутая на тысячелетия. Агонией станет наша вся дальнейшая жизнь, если мы не проявим строгость в этот миг. И посему я скажу еще раз – объединимся же! Или погибнем!»,

— Король-Феникс Лорведин Искуссный, 778-й год ЧЭ.

  С прекращением Орочьей экспансии и гибелью Гайифской Империи, началась новая, Четвертая Эпоха (далее — ЧЭ) которая продолжается и по сей день. События ЧЭ это различные сюжеты, которые произошли в недалеком прошлом или же это исторические моменты, которые куются уже в наши дни и чей эффект, оказывается на нашу повседневную реальность.

  Подобно предыдущей эпохе, первые годы ЧЭ были временем расцвета и процветания архипелага. Острова стремительно залечивались от ран, которые были получены в годы нашествия орков и в ходе разрушительных походов конунга Освинда.

  Прежде чем начинать с пересказа событий, которые произошли в ЧЭ, автор данных строк считает необходимым кратко рассказать о том, какие государства возникли на руинах Второго Гайифского Царства. Самыми могущественными государствами оказались – Гермецианское царство и Северионский Доминион. Эти страны образовались из владений двух крупнейших феодалов своего времени, которым так или иначе принадлежали почти все территории государства на севере и юге. В разгоревшимся хаосе, им удалось занять место основных гегемонов и правопреемников погибшего государства, сплотив под своей опорой север и юг соответственно.


  Но не все владения Гайифской империи присоединились к данным государствам. Еще до гибели единой Гайифы, города-коммуны полуострова Клокостра находились в тесном взаимоотношении друг с другом. От этого зависела их безопасность, а также военная мощь и экономическое благосостояние. Когда же последний Гайифский император был убит, именно на территории Клокостры образовалось первое реальное государство, которое смогло дать отпор завоевательным аппетитам как Гермециан так и Северионцев, а так же которому удалось дать отпор постоянной агрессии со стороны орков. Новое государство так и было названо – Лига Независимых Южных Городов. И именно с их покровительства в недалеком будущем образуется независимое графство Сабьонетто, чей правитель не захотел соглашаться с жестокими условиями вступления в состав Гермецианского царства.

  Так, Гайифы разделили свою могущественную империю на четыре осколка, которые существуют и поныне, в отчаянной попытке объединиться. Но до сих пор, эти действия так и не возымели успеха.

  Первым крупным событием новой эпохи, стала “Великая Миграция”. В первые годы ЧЭ, королевство Тор-Дален находилась в руках короля Брегана Форбандаира. Этот гномий правитель был печально известен за свою жестокость и безрассудность. В какой-то момент он узнал о группе мятежников, готовящих государственный переворот, и находившихся в Тор-Валорне. И тогда Бреган послал свои войска к этому крупному поселению и повелел под страхом смерти изгнать все 20-тысячное население города. Как ни пытались его отговорить соплеменники, но Бреган был неумолим. И тогда, спустя три дня, городское население вышло за пределы стен и отправилось в изгнание. Эти отчаянные гномы покинули пределы Тор-Далена, прибыли ко двору Великого Герцогства Нортор где к ним отнеслись с большим сочувствием. Правитель Нортора, великий герцог Талласиан повелел, что бы гномам предоставили все необходимое снаряжение, а затем, 20-тысячное население было переправлено на удаленный остров, открытый еще в начале ПЭ но так до сих пор никем и не населенный. Вскоре, а именно в 4396-м году флот высадил отчаянных скитальцев на необитаемом острове, и в тот же год, гномы достигли горных хребтов. Спустя какое-то время, остров был назван в честь герцога Талласиана, а гномы организовали свою колонию, которая получила название Тор-Фелл. Так, был основан Даззамар – третье и самое последнее из гномьих государств.

  К началу 45-го столетия, последние варани были окончательно вытеснены с острова Ирбенн. Единый народ силуро-аутребатов восстановил свой контроль над южной частью острова, и в 4419-м году было образовано королевство Диа-Леум. Объединенные силой и ненавистью, правящая знать быстро направило свои войска против Королевства Талиэрн. Так, началась война за Ирбенн между двумя расами, и отголоски этой войны зреют по сей день. За смертными число, а за эльфами умение.

  В 4477-м году, во время рейда на Мелаццо, скончался великий вождь или ашшуаран Дургаш. Его гибель оставила Великую Орду без лидера, и что хуже всего, у Дургаша не имелось очевидного приемника, ведь за несколько лет до своей смерти он был вынужден выступить против ряда вождей, не одобрявших его политику. Репрессии, прошедшие в Великой Орде, оставили орочий народ без сильных и амбициозных юношей. В результате, впервые за долгую историю своей расы, новый ашшуараном стал сын Дургаша, пришедший к власти по праву крови, а не по праву сильного. Это вызвало сильное раздражение среди большей части населения Великой Орды и в следствие чего, по прошествии нескольких месяцев, поднялось крупное восстание, которое стремительно переросло в гражданскую войну. Занявший силой Гооргу вождь Зинзог смог оттеснить сторонников Дургаша на север, но на этом, успехи данного вождя закончились. Как покажут дальнейшие события – ни Дургашу, ни тем более Зинзогу не удалось объединить под своей властью всю Великую Орду. Они не обладали тем складом ума, той силой и харизмой, чтобы представлять весь орочий народ. И, как следствие, произошло разделение на Великую и Малую Орду. Потомки Дургаша до сих пор правят в Малой Орде и изредка предпринимают попытки вернуть себе контроль над всей Ордой. Увы, как показывает практика, успех остается на стороне южных вождей, но никак не северных.

  Впрочем, в отличие от Дургаша, ашшуарану Зинзогу, даже, не удалось закрепить за собой престол. Он был убит своими противниками, после чего, в Великой Орде вновь воцарилась смута. За последующие века, в Великой Орде сменилось сотня великих вождей. Кто-то из них был удачлив, а кто-то нет. Но лучшие годы Великой Орды остались позади, а некогда грозная и непобедимая орочья армия погрязла во внутренних дрязгах. Как результат, вскоре из-под власти Великой Орды вышли территории Змеиного полуострова и Серой пустыни – Хаш Заар. На территории полуострова победу одержали наиболее грозные и именитые морские разбойники, в то время как в пустыне Хаш-Заар власть перешла к совету шаманов, которая смогла доказать, что под бдительным руководством старейшин, нет нужды в постоянном кровопролитии и насилии. Однако, такой подход так и не был воспринят как в Великой, так и Малой Орде.

  Но вернемся к событиям в Бельгаарде. После смерти ардмарха Мельвентура, хватка ардмархии на короткий миг ослабла. Но то была лишь минутная, или, если рассуждать с историографической точки зрения – временная слабость. Мельвентуру наследовала череда эффективных государственных деятелей, которые, пусть и не были активными во внешней политике, но добились потрясающих эффектов во внутренней. Государство находилось на пике своей экономической и военной мощи. И все что нужно было ардмархии – мудрый и волевой правитель, который повторил бы судьбу Мельвентура и отправил бы арийские легионы на покорение соседних государств. И таким правителем стал ардмарх Тессарион – великий государь, который правит Бельгаардом и по сей день.

  Восшествие на престол сего мудрого и талантливого государственного мужа пришлось на 4511-й год от в.а. На тот момент ардмарху было уже почти две сотни лет и многие ожидали, что Тессариону будет отведено малое место в истории Архипелага. Однако, они ошиблись. Пусть великому государю и было на тот момент уже немало лет, но ни телом, ни рассудком он не походил на старца. Напротив – уже в первые годы его правления, государственный аппарат, с необычной скоростью и эффективностью взялся за решение наиболее сложных и насущных проблем. Были снижены торговые пошлины и налоги, произошла нормализация отношения с Ардалланской Кесарией. Экономика ардмархии стремительно росла и развивалась, ибо закладывались новые порты, а череда благоприятных лед подарила государству внушительный урожай с полей. Произошли эффективные реформы в государственном управлении, благодаря которому, на какой-то момент, удалось победить наиболее пагубные из проявлений бюрократии. Был установлен полный государственный контроль над всеми областями ардмархии и с новой силой началась колонизация архонами острова Эргот, который до это не имел ни одного крупного порта, за исключением Альт-Вальдера и Дрентегаарда.

  Придворные сановники ожидали, что престол унаследует кто-то из старших сыновей Тессариона. Однако ардмарх не думал умирать – с годами хватка его не слабела, и в волосах не прибавлялось седины. Он жил, но умирали люди, которые находились вокруг него. Возможно, это приносило Тессариону определенные неудобства и мучения. Но внешне он их никак не показывал. Государь пережил всех своих старших детей, а также трех любимых жен. Но даже этот печальный факт его биографии ни на день не ослабил его сильной и решительной политической хватки.

   В 4630-е годы Тессарион созывает свои войска и атакует Эритионскую деспотию. Полководцам и генерелам Тессариона удается сделать то, что не вышло у Эарлана Вальвентураза год, они захватывают крепости Апамеан и Арадден. Армии Бельгаарда прорвались к долине Аркагнат, и в итоге, заняли южную ее часть. Ослабленная и униженная, Эритионская деспотия признала свое поражение в 4638-м году. Новая граница, отныне, пролегала по линии: Виллонтис-Аккадия-Фьяминеллон.

  Этот триумф, однако, стал только началом военно-политических успехов Тессариона. В 4662-м году, ардмарх Тессарион организовал первую кампанию, направленную против агрессивных действий со стороны Ардалланской Кесарии. Благодаря внезапному наступлению, уже к 4664-му году правитель Ардаллана был вынужден запросить мира, обязавшись выплатить крупную контрибуцию, разорвать все отношения с Эритионом, и отдать узкую полоску земли на юге. В 4697-м году, Тессарион решил организовать второй поход, намереваясь полностью подчинить своей воле Ардаллан. Ардмарху удалось занять все владения государства на Таладасе, но на море, преимущественно перешло в руки кесарии. В захваченных землях было образовались "отряды из народа" которые бросились отстаивать права своего сюзерена на эти земли. Более того, в 4703-м году Ардаллан подчинил себе Дрентенгаард - крупный город на острове Эргот. Это поражение оказалось крайне чувствительным для Бельгаарда, и после двух неудачных сражений на море, в 4706-м году был подписан очередной мирный договор, вернувший довоенные границы.

  После этого поражения и прекрасно понимая, что без Ардалланских верфей ардмархия не сможет вернуть себе прежние позиции на море, Тессарион объявил, что готов даровать Дренте титул независимого экзархата, если местные жители смогут достаточно заплатить за "провозглашение воли". Необходимая сумма собиралась в течении 56 лет, после чего, в 4763-м году, Тессарион провозгласил эпарха Фаланкара Арахлидора независимым экзархом Дренте. К неудовлетворению ардмарха, спустя несколько месяцев, самовлюбленный экзарх провозгласил себя кесарем, после чего, все отношения между двумя государствами были несколько испорчены. Тем не менее, союз между Кесарией Дренте и Бельгаардом сохранялся вплоть до середины 50-го века, а теплые отношения между двумя странами чувствуются и по сей день.

  Однако, одними походами против Эритиона и Ардаллана Тессарион не ограничился. Сразу после окончания второй войны с кесарией, он двинул свои войска на северо-восточную границу и вторгнулся в Туввану. Воины ардмарха дошли до столицы, разбив большую часть армии ва-широв, но на их пути встала крепость Каркеммиш, после чего армии ариев отошли к границе. Вскоре, военные столкновения на границе с ва-ширами стихли и торговые караваны вновь заполонили данную область.

  Пятый свой военный поход ардмарх начал уже против Порубежников. Эта кампания началась так же, как и предыдущая война с ва-ширами. Однако настолько удачливой для архонов она не была, ибо на пути завоевательных амбиций Тессариона встал храбрый князь Фрамон Каспельгссон, который был способен одерживать невероятные победы, командуя скромным отрядом в 2-3 тысячи человек. Правитель крепости Мон-де-Каррас, Фрамон дважды разбивал войска ариев под сводами своего замка, и трижды отражал попытки взять его вотчину приступом. В 4728-м году Фрамон вызвал на поединок экзарха Фаэба, командира “оккупационных” войск и в ходе сражения убил его. Спустя три года, когда за Фрамоном потянулись остальные Порубежники и их князья, он подвел войско к Минцингу и нанес еще одно сокрушительное поражение архонам. В конце концов, устав от явно неудачной войны, Тессарион договорился с Каспельгссоном о заключении статуса кво. Ардмарх обещал не вмешиваться в дела Дикого Поля, однако потребовал, что бы в течение следующего века Порубежники не организовывали пограничных рейдов на его земли. Сдержать это обещанию Фрамону не удалось, однако, активность Порубежных разбойников на границе с Бельгаардом значительно уменьшилась.

  Итогом же этой недолгой войны стало создание в 4731-м году единой Конфедерации Порубежных Княжеств, а великим князем в следующем году был провозглашен Фрамон Каспельгссон. Фактически же, можно говорить о том, что в этих диких землях наконец-то возникла власть, которая признавалась если не всеми, то большей частью населения.

  Однако, пока на юге начиналась новая эпоха военно-политического восхождения Бельгаардской ардмархии, огромные изменения произошли на землях, что находились за три девять морей и океанов. Там, на западе, на огромной земле что называют материком, произошло нечто страшное и разрушительное. Событие это может быть слишком хорошо известным для жителей западного полушария планеты. Но для нас, для тех, кто остался жить на территории древних земель востока, это ужасное происшествие так и осталось сокрыто завесой тайны, которую мы до сих пор пытаемся приоткрыть. И для тебя, дорогой читатель, я попытаюсь объяснить смысл явления, которое было прозвано Великим Катаклизмом.

  В 4746-м году от в.а, на удаленной от нас территории, на западном материке, произошло событие, которое было названо “Великим Катаклизмом”. Как ни парадоксально, но причиной всех несчастий была власть, зависть и любовь, которая толкнула двух друзей на то, чтобы вступить в отчаянное противоборство. Одним из этих друзей был правитель могущественного государства, в то время как другое действующее лицо, которого звали Верхоффин, обладал уникальными познаниями в магии и колдовстве. Борьба между двумя друзьями была ожесточенной, но недолгой, ибо в какой-то момент, Верхоффин произнес заклинание “Око Бури” желая, чтобы океаны вышли из берегов и затопили владения его недругов. Но, к сожалению для всех нас, заклинание это обладало чудовищной силой и контролировать его было невозможно. Хуже того – Верхоффин находился в явно нестабильном эмоциональном состоянии, когда произносил чары, в результате чего, негативная энергия, хлынувшая от чародея, смешалась с энергетическим потоком и магия вышла из-под контроля. Верхоффин был могущественным чародеем, но даже у него не было сил для того, чтобы контролировать процесс сотворения чар. В результате, магическое вещество вышло из-под контроля и произошел ужасающий взрыв. Башня была уничтожена, Верхоффин, предположительно, погиб, а на многие лиги вокруг все было выжжено и испепелено. Но хуже всего было не это, а то, что этот взрыв ужасающий силы отбросил нашу планету в сторону и вывел ее с привычной нам траектории. И все тогда изменилось.

  Уже спустя год после трагедии, было обнаружено, что привычный ход времени в природе изменился. Тот год, 4747-й, был жарким, летним. И солнце не сходило с небосвода в течение года, пока, наконец, не наступила осень, которая длилась еще один целый год. А за ней последовала жесткая, трехлетняя зима. Голод прокатился по большинству провинций и потери были велики. Но все-таки, Архипелаг, наверное, достаточно благополучно пережил то суровое время. Наконец, в 4651-м году вновь взошло солнце и наступила весна, после чего, был совершен массовый переход на лунный календарь, которым мы вынуждены пользоваться и по сей день.
Так, амбиции двух людей, жаждавших власти, любви и уважения, привели к катастрофе для всей цивилизации.
Надо отметить, что наш Архипелаг пострадал от всех этих природных ненастий не так сильно, как жители материка. Солнце там появлялось реже чем у нас, и голодных лет у них было больше чем у нас.


  В 4760-м году, вновь к нашему дому приплыли чужаки на величественных и грозных кораблях. Но в этот раз это были не орки и не завоеватели-южане, а беглые беженцы с дальних северных земель. Были это архоны, и характером и натурой похожих на тех, что давно осели на юге. Но эти странники выбрали своим домом суровые земли на севере Таладаса, за которые отчаянно боролись все окрестные народы. Однако данных ариев не волновала данная политическая проблема. В следующем году они заложили город Талорн и провозгласили Священное Консульство на землях севера. Против них тут же поднялись варвары из числа гленморов, марагов и осканцев. Но все эти народы были биты, а пленных арии заковали в цепи и приказали им работать на себя. Так, в очередной раз изменилась обстановка на землях Севера.

  После гибели конунга Освинда, Ханнарское королевство существенно ослабло и потеряло все свои завоевания. Однако, мудрым конунгам удалось минимизировать ущерб от данных потерь, когда в 44-м веке началась колонизация полуострова Аберран и окрестных владений. Власть осканцев над этой территорией была слаба, и колонистам-варани не составило большого труда прогнать с насиженных мест данных варваров. Тем не менее, процесс колонизации, во многом, носил стихийный и неоднородный характер. Поэтому, в какой-то момент, на полуострове Аберран и на прибрежных территориях стали появляться таны и ярлы, которые, во многом, придерживались иных взглядов чем их сородичи с Ханнарских Островов. Наконец, Княжество Велланд появилось в 4766-м году, после того как король Госвин разделил королевство Ханнаро между своими детьми. Старшему досталось Ханнаро с центральными землями, в то время как недавно захваченные территории на краю острова Таладас были отданы младшему из сыновей Госвина, Гарольду. Правление Гарольда I продлилось до 4809-го года, и было отмечено рядом войн с соседними племенами. Отношения между Гаральдом и его старшим братом, Торвальдом, были достаточно сложными (отчасти из-за того, что ряд представителей знати желали видеть на престоле королевства Ханнаро Гаральда), однако, ни одной войны между двумя государствами так и не произошло. Со смертью Гаральда в 4809-м году, княжество Велланд окончательно стало независимым государством.

  К середине 49-го столетия, определенный кризис стал проявляться в некогда могущественной державе Робарийцев, она же Королевство Мордраг. Центральная власть слабела из-за слабых и безынициативных представителей королевской династии, которые не имели сильной воли и стремления к тому, чтобы вернуть величие своему народу. Меж тем, на политическом небосводе загорелась яркая звезда династии Ван Холлар. Еще в 4604-м году город Велат был передан храброму и доблестному латнику – Людовику Ван Холлару. Как позже покажет время, Людовик и его потомки были умелыми хозяйственниками – ведь им удалось возвести в Велате огромные виноградники, из которых стали делать лучшие вина севера. Потомки Людовика охотно скупали соседние земли у соседей и продвигали на них свое хозяйство. В 4820-м году, владение унаследовала внучка Людовика, Маргарита. Унаследовав от отца хозяйственную жилку, эта леди так же была прекрасным дипломатом. Она не возделывала свою землю и не ела со своими слугами за одним столом. Но она стремилась быть лидером, который был бы примером для ее потомства. Первоначально, Маргариту не уважали, в виду того что она была женщиной. Но после того, как она смогла решить несколько насущных проблем и расширила свои владения почти в три раза, крестьяне по-другому стали взирать на свою госпожу.

  К 4842-му году, Маргарита получила титул герцогини. Она были приближенна ко двору, где очень быстро завела ряд полезных знакомств. К тому времени королевство Мордраг стремительно погружалось в упадок, центральная власть слабела, в то время как корона, нуждаясь в деньгах, была вынуждена усиленно эксплуатировать знать и городской класс. В таких условиях, три крупнейших графских семьи - Дюррен, де Марчи и Виолла организовали заговор, с целью выйти из состава короны. В последний момент, в этот заговор вошла и Маргарита, которая быстро убедила графов присягнуть ей на верность. Причина предательства герцогини не ясна. Согласно одной версии, герцогиня ван Холлар была амбициозным лидером, жаждущим славы и независимости. Другая же версия утверждает, что вокруг правительницы Велата плелся заговор, который угрожал ее положению при дворе.

  Как бы то ни было, но в 4851-м году, группа, состоящая из четырех феодалов, во главе с Маргаритой ван Холлар, предъявили ультиматум королю Рубену Мордрагскому. Государь отмел подобные требования, и это привело к боевым действиям. Силы сторон были несопоставимы и посему, герцогиня решилась на отчаянный шаг. Понимая, что в одиночку ей не победить, Матильда в течении года находилась при дворе великого герцога Нортора, Октьена, убеждая того присоединиться к ее войне. Правитель Нортора с большой неохотой участвовал в этих переговорах, долгое время не решаясь заключить этот договор. Только когда Валлен де Марчи разбил шеститысячную армию Мордрага в битве при Ившиме, Октьен согласился выступить на стороне восставших. В 4852-м году, крупная армия Нортора выступила в поход. К осени у замка Монферран силы Матильды и Октьена объединились, после чего, в следующем году, король Рубен был разбит, вначале под Трелисом, затем при Сильдене. В последнем бою сам государь попал в плен, и от его имени, переговоры был вынужден вести регентский совет, во главе с принцем крови, Стеннисом.

  В 4854-м году обе стороны подписали мирный договор. Все территории за верхним притоком Адура, отходили в пользование герцогства Велат. Часть этих территорий, в обмен на помощь, Матильда передала в руки эрцгерцога Октьена. Так, родилось герцогство Велат.

  Матильда прожила еще долгую жизнь, скончавшись в 4889-м году. Ее потомки продолжали править герцогством Велат, расширяя его влияние и благосостояние. Тем не менее, в отличие от амбициозной герцогини, ее потомки расширяли границы посредством договоров и торговых уступок. Когда в 4988-м году скончался герцог Тиссен, Гидеон, правители Велата предъявили требования на наследство усопшего, ибо тогдашний правитель государства - Калеб ван Холлар, приходился внуком умершему. В результате этого, между герцогством Велат и королевством Маррион едва не разгорелась война. Но в 4990-м году конфликт был улажен, когда герцог Калеб решил вызвать на бой правителя Марриона, Зигфрида Балленштедского за право владеть над Тиссеном. Поединок состоялся осенью, и едва не окончился гибелью обоих участников. Тем не менее, первым потерял сознание правитель Марриона, и поэтому, победа осталась за Калебом. Понимая, что король Зигфрид по-прежнему может не захотеть отдать герцогство, ван Холлар предложил проигравшему крупную денежную компенсацию в обмен на признание результатов. Немного поколебавшись, государь все-таки принял деньги и передал города Талльдор и Анкона в руки герцога Велата. В следующем году, Калеб короновался в Талльдоре, уже как великий герцог Велата и Тиссена. Тогда же было решено сделать две столицы в государстве - летнюю и зимню.

  Новое, 50-е столетие стало не только периодом возвышение герцогства Велат и Тиссен. В этот промежуток времени проводятся крупные реформы в Арелате. Благодаря ним, королю Родригу фон Бастенвилю удалось консолидировать власть в своих руках и в руках своего совета и затем начать мощную аграрную реформу, раздавая большие участки земель своим крестьянам. Новый экономический расцвет наступил на землях Альтанаара, Нортора, Фульгарра и Арелата. В тоже время, такие королевства как Далентар, Марион и особенно Мордраг испытывали большие затруднения в связи с нехваткой экономических средств. А среди властных верхов имелась огромная апатия и чрезвычайно малая инициативность. Кроме того, 50-е столетие стало периодом чрезвычайно стремительного, если не аномального числа рождений среди эльфов. За какой-то век родилось огромное количество молодежи, которые не нашли себе места в старых эльфийских государствах и отправились бродить по свету. Все это создало значительное число проблем северным государствам уже век спустя.

  В конце 50-го столетия, в правление Бьорна II Молнии (4975 - 5002), среди осканских племен начинают происходить центробежные процессы. Особенно большую известность получает дикарь Джедам, которому жители Велланда дали прозвище Варвар, а осканцы - Завоеватель. К началу правления Бьорна II, Джедам активно расширял свою власть на все новые и новые территории. Княжеский двор, первоначально, не обращал никакого внимания за сложившейся на востоке ситуации, так как Джедам, в то время, еще признавал сюзеренитет велландцев. Но в 4986-м году, объединив под своим стягом все осканские племена, Джедам нарушил клятву верности и повел свои войска на север, желая отбить те земли, которые были заняты велландскими колонистами. В течении одиннадцати лет, шел этот кровопролитный конфликт. Первоначально, успех был на стороне княжеской армии, более сплоченной и дисциплинированной, в сравнении с племенным ополчением. Но вскоре ситуация стала меняться, и не в последнюю очередь, из-за хитрой политики Бьорна II, незаинтересованного в защите восточной части княжества, ибо там образовались наиболее крупные земельные магнаты, являющийся противником централизованных процессов. В 4995-м году, их армия была разбита под Парвеллом, после чего Джедам повел свое войско на запад и осадил замок Гарбисс, где в 4997-м году состоялось последнее сражение между велландцами и осканцами. Битва закончилась неопределенным итогом для обеих сторон (Джедам удержал за собой поле, но разбить вражеское войско не сумел и сам понес тяжелые потери). Мирный договор в Боннваре, подписанный в начале 4998-го года, передавал в руки Джедама все земли княжества Велланд, за пределами полуострова Аберран. Для короля Бьорна этот договор стал вынужденной мерой, на пути к усилению княжеской власти. Для его народа, данный мир стал пятном позора, который должен был смыт вражеской кровью.

  Завершив войну с Велландом, в 5002-м году Джедам провозгласил рождение Великого Ариаллана и объявил себя первым королем данного государства. Правление Джедама мало чем отличалось от того, как правили его предки племенами в стародавние времена. Куда более интересные события происходят позже, когда Джедам скончался на охотне в 5013-м году, и престол перешел его единственной дочери Амелии. Умная, смекалистая и образованная, молодая госпожа, имея большое уважение к своему отцу и традициям своего народа, тем не менее, поспешила править мудро, но справедливо, по образцу правителей Ардмархии. Она разделила покоренные территории между самыми доверенными лицами, провозгласила торжество культа Иллюмины в этих землях, а свой двор окружила мудрецами, философами и особенно – магами, которые обрели в пределах ее государства огромный почет, власть и уважение. В течение последующих лет, королевства власть переходила к самому сильному и образованному из наследников, чью кандидатуру назначал совет, состоящих из придворных сановников и чародеев.

  В начале 51-го века, вновь изменилась ситуация на территории северных королевств. Непопулярные среди аристократии реформы централизации государственной власти и наплыв эльфийского населения долгие годы вызвал протест в верхах общества. И все что нужно было для бунта – небольшой фитиль. Случайное событие, которое позволило бы аристократии выплеснуть весь свой гнев наружу. И в итоге, это событие произошло.

  В 5017-м году, король Арелата Домерик IV фон Бастенвиль потребовал с графа Арнерик фон Кацлава, правителя графства Найерн, выплатить двойной налог из-за плохих сборов урожая. В ответ на это требование, гордый феодал поднял восстание. На его подавление, король Домерик IV отправил 15-тысячный корпус, а к середине 4524-го года в конфликт вмешалась и третья сторона - часть алчных феодалов из королевства Альтанар. В этих условиях, Арнерик был вынужден целиком и полностью ополчиться на эльфийское население, желавшего зажить свободной жизнью на исконных землях. Сформированный к концу 5019-го года 6-тысячный эльфийский отряд принялся эффективно партизанить в прибрежном регионе, нарушая линии снабжения противников, и устраивая засады на отдельно взятые военные соединения. Летом 5022-го года была снята осада с крепости Лоттенбург, после чего, Остлав смог выторговать выгодный для себя мир, вначале с королем Домериком, а потом с каждым из феодалов Альтанара.

  Отбившись от двух наиболее могущественных соседей, Остлав поспешно заключил ряд соглашений с княжеством Элландис и герцогством Велат и Тиссен, договорившись о военном союзе, совместных оборонительных действиях и взаимовыгодной торговли с низкими пошлинами. Помимо вышеперечисленных государств, приемники Остлава заключили еще несколько договоров с более удаленными государствами Севера. Все это позволило маленькому графству укрепить свои связи с соседями и, тем самым, обезопасило Найерн на ближайшее столетие от новой агрессии, как со стороны Арелата так и Альтанара.

  На какой-то момент показалось, что отпадение виконства Найрен будет единичным событием в политической истории Северных королевств от 51-го века. Однако, эльфийская колонизация не прекращалась, но даже усилилась. И особо сильно проблема расселения эльфов произошла в королевстве Марион, где диаспора эладрин потребовала для себя отдельного автономного княжества. В виду того, что правители Мариона в эти годы были вынуждены сдерживать натиск гленморов и марагов, было решено расселить эльфов вдоль лунной реки. Так, было провозглашено княжество Элленден во главе которых стал известный кузнец и ремесленник Раломир.

  Достаточно быстро эльфы поняли, что их княжество играет роль буфера, между центральными владениями Мариона и пограничными территориями Королевства Глендара. Но правители Мариона явно не могли рассчитывать на то, что Раломир осмелиться пойти на сговор с королем Глендары, Глидвигом мак Блакдрагардом. В 5080-м году оба правителя встретились в Бан Яарде, где Раломир заключил союз с королем Глендары. Спустя несколько месяцев, эльфы демонстративно порвали соглашение о вассалитете с правителями Мариона и преступили к покорению соседних земель. Более того – Глидвигу удалось вступить в сговор с графом Ариго Ллевенфором, правителем одноименного графства. Как и эльфы, данный феодал преклонил свои колени перед Глидвигом и пообещал тому вечный союз, поддержку и ежегодную выплату дани. Вскоре, последовала контратака Глендаров, в результате которой войска Мариона были разбиты. Только вмешательство соседних королевств – Альтанаара и Арелата вынудили Гленморов перейти к мирным переговорам. Они завершились в 5084-м году, и в результате, большая часть западных территорий Мариона перешла в руки ее вассалов и злейших врагов. Не стоит говорить, что после этой войны, как внутреннее, так и внутреннее положение дел в государстве было ужасным.

  Спустя 7 лет, в 5091-м году, огромная морская волна обрушилась на северные территории Таладаса. Разрушительная стихия, безжалостная и могущественная, ни жалела никого и ничего. Десятки портов были разрушены или же стерты с лица земли. Но куда сильнее стихия ударила по экономическому и военному благосостоянию республики Таволара. Государство это было сильно и могущественно, но исключительно за счет своих островов, большая часть из которых существовала в результате создания сложной системы водных перекрытий и дамб. На самом деле, эти архитектурные сооружения существовали на островах еще до прибытия туда людей с севера, но гордые жители Таволары записали возведение этих построек в число свершений своих предков, что, естественно, далеко не так. Но в том же 5091-м году, под мощью водной стихии, дамба разрушилась, и большая часть Верминских островов ушла под воду. Республика оказалась в руинах, и ныне, ей уже вряд ли суждено будет вернуть свои самые славные и великие дни, когда экономика процветала, а государство стремительно обрастало все новыми и новыми территориями.

  Интересный поворот дел произошел на Севере, в таинственном Талорне. В 5093-м году к власти пришел Тринадцатый великий консул. Имя его вычеркнуто из истории и под страхом смерти запрещено его произносить в общественных местах. До своего возвышения, Тринадцатый был силенциарием, т.е ответственным за тишину и порядок в священных залах Консулата. Многие ожидали от него смирения и покорности, но взойдя на престол, этот государь тут же занялся истреблением своих политических противников. Более того – Тринадцатый Консул отверг традиционную веру в Вознесенного Бога, вместо этого веруя в Багряное Солнце, которому он возносил постоянные молитвы и ради которого приносил в жертву друзей и сторонников. Тринадцатого боялись, ненавидели, опасались. Но армия и консулы были за ним. И благодаря этому, он восседал на престоле

  Параллельно этим событиям, печальные события воцарились в Великом Ариаллане. В 5100-м году скончался король Ронан Славный. Перед смертью, государь пожелал, что бы престол достался его дочери, Мойре, которая обладала огромным магическим даром. Народ и придворные сановники были за юной королевой. Но у нее был опасный противник в лице Вальгарда цу де Грелленорта, который приходился ей двоюродным братом. За Вальгардом были представители аристократии, а также маги-ренегаты, изгнанные Ронаном со своего двора. В 5109-м году, когда Мойра отправилась в поездку по южным владениям государства. Вальгард поднял восстание и занял силой столицу – Тайлерин, после чего, он был провозглашен своими сторонниками в качестве короля. Так, разгорелась война между братом и сестрой, которая идет уже 30 лет, и которая не знает конца.

  Но, вы наверняка спросите, причем же тут Тринадцатый? В 5121-м году, когда безумие Великого Консула стало очевидно почти всем жителям Консульства, Тринадцатый собрал свои войска и без объявления войны вмешался во внутридинастический конфликт Великого Ариаллана. За года архоны дошли до Тайлерина и овладели городом, вытеснив оттуда гарнизон Мойры. Вальгард заключил тайный договор с Тринадцатым, рассчитывая, что тот избавит его от сестры. Так, началась долгие поиски, которые растянулись на 3 года. За эти годы, аномальные вещи стали происходит на землях некогда великого королевства. Из земель стали подниматься мертвые, с неба днем и днем шел снег, и даже летом, температура резко опустилась ниже 0 и даже не думала подниматься. Но эти “безумства” не остановили Тринадцатого. В 5126-м году он поймал Мойру, но спустя несколько дней, мятежная королева вырвалась из рук захватчика и скрылась в лесах. В начале 5127-го года Тринадцатый вновь выследил и поймал девушку, после чего они достигли Тайлерина, где консул развел огромный костер и возложил на него пленную госпожу. Он мечтал совершить великое жертвоприношение, предоставив Багровому Солнцу правительницу независимого государства. Но отважная девушка решила иначе, и благодаря помощи своих сторонников, она вырвалась из плена. После этого, Вальгард приказ архонам возвращаться домой. Так, Тринадцатый Консул вернулся на родину с пустыми руками. Его правление продлилось еще 9 лет, но народ устал от постоянных безумств и жертвоприношений. В 5136-м году городской плебс убил своего лидера на главной площади, после чего, его труп, истыканный осиновыми кольями, был сожжен на костре. Так, бесславно закончился путь столь необычной, таинственной и могущественной личности, которая в течение десятилетий внушала ужас всем окрестным правителям.

  Однако, Тринадцатый не был единственным в своем страхе и внушительности. Зимой 5102-го года с северо-запада приплыли неизвестные ладьи, на которых находились тысячи орков. Это были не те орки, что уже проживали южнее. Северные орки имели совершенно другое миросознание и культуру. Они по-другому понимали положение вещей, по-другому воевали. Первоначально у северных орков было несколько вождей. Они высадились близ Трелиса и захватили эту крепость, после чего захватчики осадили три других населенных пункта - Фаринг, Сильден и Гельдерн. Долгое время их продвижение сдерживалось разногласием, в виду наличия несколько вождей. Но в 5106-м году шаманы и вожди признали верховенство власти Кана, после чего, этот хитрый и талантливый орк смог обратить боевые действия в свою пользу. В 5109-м году. в ходе второго штурма Фаринга, крепость была взята, а огромный гарнизон в 20 тысяч был полностью сметен. Новая, последняя армия королевства была уничтожена в битве у Ардеи, после чего последовала осада столицы. Король Робар XII и его гвардейцы долго сдерживали стены, но после двух лет заключений оборона была прорвана, и орки хлынули на городские улицы, заливая мостовые кровью защитников и горожан. Робар XII сжимая в руках клинок возглавил последнюю атаку гвардейцев, когда орки ворвались в королевский сад. Там, последний государь Мордрага и встретил свою героическую и печальную гибель.

  Завладев Мордрагом (что стало шоком для всего Таладаса), вождь Кан не отправился на дальнейшие завоевания. Нет, он сделал своей ставкой твердыню Фаринг откуда и стал править государством железной рукой. Кан обратил почти всех людей королевства в рабов, но оставил свободу тем немногим, кто уже успел присягнуть ему на верность. Вождь безжалостно обращался с порабощенным населением, но в тоже время, он был и весьма здравомыслящ. Так, Кан не стал уничтожать культуру покоренного государства, вместо этого, выучив язык народа альмейн и потребовав того же от своих подданных. Как бы странно это не звучало, но орки стали частью Мордрага, хотя и внесших значительные изменения в повседневную жизнь данного государства.

  Покончив с преобразованиями, в 5124-м году орочья орда вновь отправилась в поход. В этот раз Кан пожелал дойти до Альтанара, желая уничтожить этот славный город и покорить себе все это королевство. Но на пути у орков встало герцогство Велат и Тиссен, край вина и благополучной жизни. Орки безжалостно ворвались в этот рай, убивая мирных жителей и предавая огню сельскохозяйственные угодья. Но здесь Кан сделал первый просчет (и, пока что единственный) в своей жизни. Он не учел, какой силой обладают соседние с герцогством государства. Когда в 5125-м году состоялась битва при Фельзаме, оркам противостояла вдвое крупная армия, состоящая из эльфов, гномов и людей. С такой силой Кан не смог совладать и был вынужден бежать с поля боя, прикрываемой своей гвардией. Но победители не пожелали преследовать убегающего вождя. Битва при Фельзаме окончилась поражением для Кана, но это всего-навсего одно сражение. Последующий, ответный удар так и не был нанесен по Мордрагу. Ныне, постаревший и поседевший вождь все еще правит Мордрагом железной рукой. Угроза, исходящая от северных орков все еще довлеет над государствами полуострова Баланорр. И, возможно, она проявит себя уже в ближайшие годы.

  В эти же годы, помимо противостояния с северной ордой орков, на территории Северных королевств разгорается новая война. Связана она с правлением умелого и воинственного короля – Сигерика III Готрана. Этот воинственный государь лично принял участие в битве под Фельзамом, во главе своей 15-тысячной армии. Мало кто знает, что эти войска участвовали в Далентарской кампании, которая проходила в 5119-5120-х годах, и которая завершилась триумфом Альтанаара.

  Но на этом данный правитель не остановился. Разбив далентарцев, Сигерик в течение еще двух лет выжидал, планируя свои дальнейшие шаги. Он желал разбить древних противников в лице Арелата. Но видя политическое и военное ослабление Мариона, король Готран пришел к решению, что его войска обратятся против былого союзника, ныне ослабленного и жалкого. Понимая, что у Мариона могут появиться союзники в лице тех, кто не допустил бы усиления Альтанаара, правитель королевства пришел к решению договориться с соседями. Против своей воли, Сигерик договорился с графом Леввенфором, с правителем Арборры - Раломиром и конечно же с Великим герцогом Нортора. Вчетвером, они образовали коалицию, которая была нацелена на раздел умирающего королевства. Данная кампания была проведена в 5126-м году и закончилась разделением границ между всеми странами-участниками. Однако, как это чаще всего водится, былые союзники тут же разругались, стоило им поделить “шкуру убитого медведя”. Быстро нашлись те, кто оказался недоволен своей долей и кто жаждал большего. Так, былой альянс быстро расправился, стоило ему выполнить свою цель. Отныне, оставалось пять истинно северных королевств, которые смели претендовать на свою правопреемственность от Гептархии. И которые руководствовались подобным в своей внешней политике.

  Ну а теперь, мы вынуждены перейти к самому важному и сложному сюжету, чей отклик чувствуется и в наши дни. И связан данный отрывок моей истории с возвышением крайней эльфийской партии, известной как Туата.

  Возвышение одаренного юноши, по имени Эалфор, с чьим именем будет связано рождение данного движения, произошло, еще, в последние годы 49-го века. Был этот парень талантлив и умен, но обладал весьма большим самомнением и еще большими амбициями. "Злой гений" - так за глаза называли его придворные дамы в Эрателе.

  Эалфор был представителем Дома Ремесел и был известен как один из самых умелых кузнецов и ювелиров. Из-под его молота было выковано дюжину прекрасных мечей, и десятки изящных драгоценностей. Особенно сильно гордился Эалфор своим главным детищем - клинком "Меч Зари", который менялся в зависимости от времени дня, а также был изящен и легок на подъем. Обладание таким прекрасным мечом позволило Эалфору претендовать на роль лидера Дома Ремесел. В 4978-м году глава Дома принял вызов молодого Эалфора, но проиграл ему в состязании и уступил свое место. Эта победа позволила Эалфору занять один из высочайших постов в королевстве и еще больше подпитывала его амбиции. Теперь он был близок к королю Валиэлю. С государем у юноши сложили теплые, доверительные отношения. Он был частым гостем на пирах и придворных балах. Однако дружественные отношения с государем не мешали Эалфору искренне переживать за судьбу эльфийского народа. Опираясь на поддержку молодежи, в начале 51-го века, Эалфор создает тайную организацию "Туата Денан" где станет продвигать идеи нового эльфийского возрождения, путем уничтожения прямых агрессоров, которыми являются все носители не-эладринской культуры. Подобные мысли пугали одних, но притягивали к нему других. Трудно сказать, что связано с подобным критичным мышлением. Многие и вовсе склонны думать, что Эалфор с этого времени перестал быть собой, все больше становясь игрушкой кого-то из вышестоящих лиц.

  Как бы то ни было, но трагическая развязка неумолимо приближалась. Напряжение витало в воздухе, но мало кто смог почувствовать сердцем эту тревогу, что камнем ложилась на сердце каждого, кто знался с Эалфором. Наконец, наступил вечер 35-го дня 5031-го года, месяца лунной старицы. Приглашенный на королевский пир, Эалфор провел несколько часов за столом в окружении короля и его высокопоставленных гостей. Когда же луна достигла своего зенита и стала ярко освещать землю, гости вышли на балкон, взглянуть на происходящее. И тогда Эалфор дал сигнал своим сторонникам и те массово ворвались во дворец, убивая всех, кто попадется им под руку. В тот день несколько тысяч эльфов было убито подлым ударом в спину. Вместе с ними погиб и Ваниэль, а с его поникшего чела Эалфор стянул окровавленный венец, который нашел пристанище на его голове. Уже спустя пару часов дворец был подожжен, и у панорамы горящего звания Эалфор потребовал собрать народ. Когда же жители столицы предстали перед ним, обезумивший князь прочел долгую речь, объясняя свои действия. Самолично провозгласив себя королем-фениксом и приняв новое имя - Лорведин, он потребовал от всех присутствующих он потребовал покорства и принятия нового пути. В противном случае, во благо эльфийской цивилизации, все противники нового режима должны были быть уничтожены.

  Удивительно, но в то утро многие из эладрин пошли за ним. Кто-то из страха, кто-то из уважения, а часть и вовсе из-за открытых угроз. Но у нового короля-феникса были и противники, и среди них светлейший князь, Арвенур, глава Дома Доблести. Яркая и харизматичная личность, Арвенур смог сплотить вокруг себя многих из тех, кто не захотел следовать кровавым путем Лорведина. Но время было утеряно. К тому моменту могущество Туата (ставшего представителями нового дома - Дома Обновления) многократно возросло. За Лорвединм шли сотни, если не тысячи эльфов. С подобной поддержкой он расположился на руинах Эрателя, где с помощью темного колдовства превратил всю столичную долину в поле, усеянное кристаллами. А на руинах возникла огромная алмазная башня, в которой новый король-феникс и разместил свою ставку. Оттуда, новый государь начал вести войну против оппозиции. Десять долгих лет шла война между Арвенуром и Лорведином. Но силы были слишком неравны, и Арвернуру пришлось покинуть родные земли. Вместе с самыми верными воинами, они отправились в изгнание в Эритион, а там получили приглашение от самого ардмарха Тессариона, милостиво пригласившего скитальцев к себе в столицу.

  Однако Лорведин не готов так просто отпускать своих врагов. Могущественная армия Туата уже готовится к новому бою и в этот раз их врагом будут не бывшие братья. Ныне это все населения архипелага. И им предстоит узнать, что значит быть покоренными. Ведь Лорведин уверен - его победа близка. А когда из трупов врагов будут выпущены ветра войны, на руинах старого мира возникнет новый.

  Так, разгорается новый Великий Конфликт между основными цивилизациями, живущими на архипелаге. Если отбросить весь исторический пафос и перейти к сути, то можно констатировать, что на наших глазах твориться история. И исход данного события, как и разрешение прочих конфликтов, вне зависимости от их возраста, должны произойти уже в ближайшие годы. Кто бы не победил, очевидно одно – мир изменится. А вместе с ним, поменяемся и мы.
 
Статус
В этой теме нельзя размещать новые ответы.

Статистика форума

Темы
2,459
Сообщения
31,534
Пользователи
1,903
Новый пользователь
Kurtkaban

Сообщения профилей

Renard написал(а) в профиле Andrewkid72.
пачаны,Скиньте ссылку на дискорд
в дискач зайди, я тебе там и файлы скину и на пальцах объясню, почему кайзер говно.
Вот тут все так серьезно, а я тут был чтобы читать переведенные дневники разработчиков кайзеррейха и устанавливать музыкальный сабмод кайзеррейха...
Warlord написал(а) в профиле СмертьАниме.
НОУВАН ПИДОРАС

Пользователи онлайн

Сейчас на форуме нет ни одного пользователя.
Сверху