Дневник разработчиков Дневник VII: Götterdämmerung - часть I

ÿþU

Waffen-Division SS „König Dawid“
Барон
форумных игр
Сообщения
346
Карма
440 34
#1
Дневник разработчиков VII: Götterdämmerung — часть I

Добро пожаловать, возможно, в самый большой дневник разработчиков модификации «The New Order: Last Days of Europe», название которого отсылает к последней драме Рихарда Вагнера из цикла «Кольцо нибелунга», описывающей гибель пантеона немецких богов. Как можно было догадаться, оно является аллюзией на положение Великогерманской империи в 1962 году.

Германия 1962 года стала неуправляемым адом для Рейхстага. После кризиса пятидесятых годов экономика продолжает стагнировать. Несмотря на слабые попытки правительства поощрять промышленный сектор и службу в армии, немцы отказываются работать, поскольку огромное сословие рабов крепко заняло их места почти во всей немецкой промышленности. Пиррова победа в войне с Западно-Русским революционным фронтом привела к тому, что граница Германии была отодвинута на запад, а многие немецкие военные были вынуждены покинуть восточные базы.

На данный момент основная тяжесть по защите германских колоний перепала на плечи иностранных войск СС, что, впрочем, не мешает вооружённым силам требовать для себя все больший и больший военный бюджет. Создается впечатление, что деньги попадают в армию только для того чтобы незамедлительно исчезнуть в её закромах. Однако, несмотря на это, немецкие вооруженные силы становятся все более устаревшими, неэффективными, мятежными и, как уже говорилось выше, полагающимися на иностранные войска СС.

Сверх этого немецкая молодежь, уже как в течение нескольких месяцев, пребывает в состоянии настоящего бунта. С ростом черного рынка и переориентацией экономики на него, молодежь стала вдохновляться на борьбу с режимом, требуя уничтожения института рабства, остановки политических преследований, открытия государственных границ и иные сумасбродства. Несмотря на то, что молодые немцы выросли на бенефитах рабовладельческой системы, они скорее позволят ей развалиться, погребя себя под ее руинами.

Однако, если не считать бунтарство молодежи, наибольшая угроза для Германии все равно пребывает внутри неё самой. Немецкие Отряды охраны, контролируемые Гейдрихом, действуют скорее по указке правителя Бургундии Гимлера, чем из нужд своего Отечества. С ростом мятежных настроений в СС, Отряды охраны все сильнее отдаляются от остальных вооружённых сил, создавая секретные базы, тайники с оружием и плетя тайные заговоры.

Но и в самих Отрядах охраны назревает раскол, поскольку иностранные войска СС все более удаляются от своего командования на западе, так как многие политики Великогерманской империи пытаются заручится их лояльностью, дабы использовать в своих интересах. Часть из них и вовсе превратилась в высокооплачиваемых наемников, используемых в развернувшихся интригах мадридского двора.

Но как все это будет представлено в игре? Несмотря на то что немецкую политику тяжело назвать стабильной, правительство Гитлера сможет сохранять подобие спокойствия вплоть до 1962 года, когда во время празднования первой высадки на Луне, ряд событий потрясет всю Германию:

Вождь не имеет настоящего наследника, и покушение на него показало это более явно, чем любое событие случившееся ранее. Если Гитлер умрет — замены ему не найти.

Лишь четыре политика обладают весом, позволяющим претендовать на роль наследника Вождя:

Альберт Шпеер, возглавляющий коалицию реформаторов, умеренных и несогласных с режимом, стал лицом растущих студенческих протестов. Вся нация воспевает его имя, а лозунг «Speer jetzt!» сплачивает молодежь, заставляя людей верить в то что Шпеер сможет реформировать Германию, сделав ее вновь великой.

Однако несмотря на то, что Шпеер пользуется высочайшей поддержкой среди молодых немцев, его репутация в других стратах общества оставляет желать лучшего. Старшие поколения и те, кто возглавляют Рейхстаг и вооружённые силы, категорически отказываются принимать Шпеера, утверждая что поддержка последнего Вождем является не более чем чьими-то грязными интригами. Небольшого числа его сторонников в армии и правительстве явно не хватает для того, чтобы дать ему большие шансы на победу.

Однако, окончательное решение остается за Вождем, и мало кто может утверждать, что знает какие планы скрывает разум Гитлера.

Следующий, наиболее очевидный для масс кандидат, это Мартин Борман. Как радикальный консерватор, он утверждает, что перед Германией не стоит никаких реальных проблем. Её армия сильнее чем когда-либо в своей истории, границы занимают бесконечные просторы с запада на восток, а все недостатки экономики являются происками множества врагов империи — от американцев и японцев до недолюдей и банкиров.

Борман имеет самую большую поддержку в стране, ведь большинство немцев просто хотят стабильности, и Борман, пользуясь славой эффективного переговорщика, утверждает, что может обеспечить её. Еще сильнее секретарь Вождя может усилиться за счет поддержки других частей империи, поскольку Борман завоевал поддержку большинства имперских комиссаров и марионеточных правителей Европы.

Секретарь вождя привлек на свою сторону не только политиков, но и часть военных, отказавшихся поддерживать Гёринга в обмен на обещание ещё больше увеличить военный бюджет.

Борман имеет наибольшие шансы в борьбе за место Вождя, однако это не делает его хорошим претендентом. Многие упрекают секретаря в том что у него нет планов по реформам экономики, а его дипломатические идеи основаны на бесконечном шантаже и угрозах другим сверхдержавам.

Впрочем, когда отсутствие адекватной политической повестки и здравомыслящего правительства останавливало немцев? Многие и вовсе поддерживают Бормана только лишь из желания выжить в грядущей борьбе.

Как говорилось выше, он и Шпеер не единственные кто сражаются за власть. О своих амбициях заявил Герман Гёринг, получив поддержку значительной части Германии. В то время, как Борман утверждает, что армия не нуждается ни в каких реформах, а лишь в повышении бюджета, Гёринг сделал неожиданный шаг вперед:

Германию спасёт лишь возвращение того, что сделало Германию великой в прошлом — война! Министр авиации утверждает, что мир вновь увидит железный кулак немецкой армии, если он откажется подчиняться воле Рейхстага. Уже поступили угрозы в адрес нейтральных стран Европы — Швейцарии, Швеции, Балкан и иных опухолей в сердце Империи. Все они будут вырезаны для вящей славы немецкого народа.

Имперские комиссары стали мятежными и неподконтрольными? Ковровые бомбордировки отрезвят их! Растущая мощь Америки и Японии угрожает благосостоянию германии? Армия, не имеющая аналога во всем мире вновь заставит их боятся!

Стагнирующая экономика? Германия выковала свое имя в войне, почему бы ей не сделать это еще раз! Студенты бунтуют на улицах? Нет переговорщика лучше, чем пуля!

Некоторые люди утверждают что бесконечная война не является чем-то хорошим для мира, пребывающего на пороге атомного конфликта, и что пузырь военных расходов может и не спасти экономику Германии. Но кого интересуют эти бредни? Пускай они лучше вспомнят дни славы империи и послушают пару военных маршей!

Поддержка Гёринга столь же велика, как и у Бормана, однако последнего в массе своей поддерживают идеалисты, считающие что Германия не утрачивала своего могущества, сторонниками же министра авиации являются люди радикальных взглядов и в особенности военные. Как известно, солдата портит лишь отсутствие хорошего боя, а уж его Гёринг точно сможет дать.

И, наконец, в этом соревновании есть темная лошадка.
Рейнхард Гейдрих.
Палач, Пражский Мясник, Молодой бог смерти и, наконец, злобный гений Гиммлера. В сороковые годы он чуть не погиб от руки чешских партизан, и провалившееся покушение он использовал как повод для того, чтобы повысить жестокость своих репрессий в десятки раз. Рейнхард столь суров и жесток, что его боится даже остальная НСДАП, и, кажется, мало кто ожидал, что Гейдрих, известный как марионетка Гиммлера, сможет достичь таких высот.

Но хитрость, заговоры и череда загадочных смертей позволили Рейнхарду узурпировать контроль над всем немецким крылом СС. Постепенно он собирал вокруг себя все больше и больше сторонников, создав кружок самых радикальных и экстремистски настроенных деятелей Германии. Как и Шпеер, Борман и Гёринг, Гейдрих подал заявку на роль наследника, очевидно, по воле Гиммлера, подобно всем остальным его поступкам.

Несмотря на то что его поддержка в народе даже меньше чем у Шпеера, под его контролем находятся Отряды охраны. В то время как большая часть немецкой армии деградировала, СС продолжило проводить строгие учения в рамках загадочных планов Гиммлера и Гейдриха. Помимо этого, иностранные войска СС, на которых полагаются имперские комиссары, в равной степени верны Гёрингу, Борману и Гейдриху.

Рейнхард не разбирается в политике, он не работает ради своих интересов, а лишь исполняет чужие приказы. Мало кто ожидает, что Вождь на самом деле поддержит его кандидатуру, но кто знает, чем одержим разум, определяющий судьбу Германии?

Вне зависимости от того, кто был избран наследником Вождя, все ставки уже были сделаны. Претенденты ненавидят друг друга, открыто высмеивая на каждом шагу, и признание кого-либо из них Гитлером только лишь радикализируется других.

Облака над Германией сгущаются.

Ещё сильнее.

И ещё сильнее.

Частью этих ситуаций можно будет управлять при помощи системы переменных из Cornflakes. Например милитаризацию СС, волнения среди студентов и положение рабов, которые периодически будут уходить из под контроля.

Все эти бедствия просто слишком масштабны для того чтобы контролироваться правительством Германии. Только лишь уважение к вождю спасает Германию, и пока жив Гитлер, будет жить и Германия.

Жить на краю пропасти.

И когда его жизнь обрывается, Германию охватывает паника.

Немецкая нация пребывает на пороге смерти, выстрелы слышны по всей стране. Похоже, для Германии наконец наступил переломный момент.

Не будет переговоров, не будет обсуждения, не будет мира, только лишь война, ведь только один человек может возглавить Германию, вне зависимости от желаний мертвого вождя. Все предатели должны умереть во славу Империи.

Каждая из сторон конфликта представляют особенную угрозу друг для друга, будь то Борман и его поддержка в армии, Гёринг и его верная авиация, Гейдрих и его элитные войска с финансовой помощью из Бургундии, или Шпеер со своей народной поддержкой.

Гражданская война — жестокое дело. В сердцах претендентов нет милосердия, и каждая сторона со всей полнотой заручилась поддержкой возможных сторонников.
В этой битве будут сражаться мужчины, женщины и даже дети.

Имперские комиссары не имеют общего мнения и лояльны разным сторонам, в основном Борману, или же вовсе нейтральны. Некоторые из них с падением центральной власти и вовсе попытались вырвать из оков Германии чтобы уладить старые счеты друг с другом.

В войну вмешиваются державы всего мира, а не только Бургундия. США, Япония и другие страны пытаются определить будущее Германии. Любимцем международного сообщества является Шпеер, наименее расположенный к началу атомной войны, однако часть стран оказывает помощь Борману, считая что его правление ударит по Германии сильнее любой войны.

В то время как четыре претендента разрушают страну из своих интересов, Рейхстаг пребывает в хаосе. Большинство столичных политиков бежали в ставки к своим хозяевам. Полиция и гарнизоны города Германия сумели, несмотря на стычки, блокировать выезды и занять пригороды, объявив военное положение в готовности любой ценой обеспечивать безопасность столицы.

Ужасы начавшейся войны вдохновили немногих военных, по-прежнему сохраняющих нейтралитет. Они сплотились вокруг двух фигур — консерватора Ханса Шпайделя и его бывшего командира Эрвина Роммеля, взявших под контроль столицу и объявивших центральную часть Германии нейтральной зоной.

Им досталось все то, что было подконтрольно Рейхстагу за пределами метрополии. Базы в Крыму, нейтральные имперские комиссариаты и различные посольства по всему миру.

В начале войны Шпайдель и его сторонники сохраняют нейтралитет и контролируют столицу, но по мере того, как одна из сторон будет побеждать в конфликте, их рубежи будут сужаться, пока не остановятся на границах города. Если кто-то из претендентов станет достаточно сильным или попадет в отчаянное положение, ему станет доступна возможность атаковать Шпайделя и взять под контроль Германию, несмотря на риск разрушить город. Вслед за этим на столичный гарнизон могут напасть и другие, впавшие в панику претенденты, дабы гарантировать то, что столица не попадет в чужие руки.

Если претендент одержит победу в войне, не напав на Шпайделя, тому предстоит либо сложить оружие и отдать честь победителю или же вступить в последний отчаянный бой. Как правило, в большинстве случаев он будет склонен к первому варианту.

Гражданская война включает в себя слишком много контента, чтобы ее можно было полностью рассмотреть за один раз, и, возможно, ей будет посвящен свой отдельный дневник. Так что давайте отложим ее и перейдем к рассмотрению деревьев фокусов двух возможных лидеров Германии — Шпеера и Бормана.
-----
К моему большому сожалению это лишь только треть оригинального дневника.
Все остальное будет позже.
Наверное.

Оригинал:
Dev Diary VII: Götterdämmerung - Part I • r/TNOmod
 
Последнее редактирование:

ÿþU

Waffen-Division SS „König Dawid“
Барон
форумных игр
Сообщения
346
Карма
440 34
#2
Дневник разработчиков VII: Götterdämmerung — часть II
Германия под руководством Шпеера​
На пути Шпеера стояло множество препятствий, как, например, ненависть Рейхстага или статус личного врага Гейдриха, однако, несмотря на эти обстоятельства, ему удалось одержать победу. Другие претенденты мертвы, заключены в тюрьму или бежали за границу и все, за исключением нескольких особо ревностных имперских комиссаров, признали его в качестве нового Вождя.

Однако у Шпеера по-прежнему есть целые сонмы врагов, а проблемы, которые испытывала Германия, не испарились за время апокалиптической войны. Однако у Вождя есть планы по спасению страны из её бедственного положения. Правительственный аппарат должно демократизировать, упразднив часть устаревших институтов, а армию необходимо модернизировать и избавить от балласта

Но сперва Шпееру необходимо возродить нацию, дабы избавиться от последствий войны. У Гёринга и Бормана так же есть деревья направленные на восстановление страны, но они не составляют и половины усилий, которые к этому делу приложит Вождь. Для начала ему предстоит восстановить порядок и обуздать анархию, а также начать чистки в армии, дабы дать народу стабильность.

Шпеер не может организовать массовые репрессии против своих соперников, просто потому что ими является большая часть страны. Если его правительство хочет выжить — ему предстоит изменить тех, кто противостоял Вождю во время войны. Это означает то, что путь Шпеера чреват опасностями и слишком быстрые реформы могут разъярить его оппонентов, вызвав беспорядки в Германии.

Но как только все это будет сделано, Шпееру откроются новые фокусные деревья, мы начнем обзор с военного.
Шпеер обладает самым маленьким военным древом среди претендентов, что соответствует его идеям о небольших, но обученных вооруженных силах.
Для начала ему предстоит провести изменения в сердце своего главного оппонента — сухопутных силах Германии. Армейские лидеры по-прежнему высказываются против своего нового Вождя, отказываясь признать миролюбивого лидера, открыто выступавшего за сокращение огромного военного бюджета, долгие годы лежавшего бременем на Германии. Чистки в армии наберут грандиозные масштабы, и большая часть этого дерева сосредоточена на создании нового, верного офицерского корпуса.

Шпееру предстоит объединить множество разрозненных подразделений безопасности, превратив их в более элитарную и хорошо обученную силу, вместо того, чтобы пользоваться услугами постоянно ссорящихся друг с другом наемников, дав начало эпохе нового немецкого спецназа, способного эффективно и быстро исполнять волю Вождя.

Наземные вооруженные силы могут быть реформированы посредством механизации или же интеграции в них вертолетов. Танковый парк Германии слишком масштабен и не приносит пользы, пожирая больше денег чем любая другая часть вооруженных сил. В новой эпохе, где Империя оставит мысли об утраченном величии и знаменательных сражениях прошлой войны, ему нет места.

Также Шпееру необходимо реформировать Военно-морской флот, наиболее лояльную к нему часть армии (во время гражданской войны всё равно сражавшуюся против него). Связи на флоте позволят Вождю быстро восстановить адмиралтейство, назначив в качестве его лидеров своих единомышленников.

Существует два пути реформы военно-морских сил — полное упразднение устаревшего флота или же его реформация. Первый вариант являет собой дешевый и простой путь для возрождения морского величия Германии. Однако он возмутит не только моряков и консерваторов, но и простых людей. Полное упразднение флота деморализует людей в ту эпоху, когда они нуждаются в победах и символах.

Тем не менее, вне зависимости от выбранного пути, флоту нужен новый фокус. Необходимо забыть о одержимости наращиванием линейного флота за все разумные пределы, ведь он является лишь денежной дырой, не имеющей места в современном мире. Шпеер может сосредоточится либо на авианосных группах для защиты своей власти на дальних рубежах, либо на подводном флоте для привнесения безопасности в европейские моря.

Наибольшим разнообразием обладает древо авиации. С закрытием программ «чудо-оружия», бюджет военно-воздушных сил может быть перенаправлен на более насущные вопросы, а именно на выбор специализации для всего рода войск. Будет ли авиация Германии сосредоточена на перехватчиках и превосходстве в воздухе? Усилит парк вертолетов, обеспечив поддержку пехоте? Или же бомбардировщики начнут эпоху умных и экономичных бомбежек с минимальным побочным ущербом и быстрым уничтожением врагов Германии?

В конце концов, когда будет выбрана специализация для военно-воздушных сил, фокусное древо вернется к вопросу их бюджета, который будет урезан, дабы сосредоточится на покорении воздушного пространства, а не выполнении безумных амбиций Рейхстага.


Теперь мы рассмотрим политические амбиции Шпеера, и то как он собирается изменить Германию.

Но перед непосредственными реформами ему предстоит решить несколько насущных проблем для страны. Первой из них являются студенты, не покидающие улицы, несмотря на то, что их фаворит взял власть в свои руки. Они хотят чтобы власть услышала их требования и при этом вооружены и организованы, что делает их угрозой для безопасности страны. По счастью, Шпеер пользуется высоким влиянием в их среде и сможет убедить молодежь сложить оружие.

Другой актуальной проблемой для режима являются банкиры. За несколько лет до гражданской войны они взяли экономику страны под контроль, превратившись в опасную и коррумпированную клику. Шпеер может либо вступить с ними переговоры, приватизировав всю банковскую сферу Германии, либо же арестовать банкиров и реформировать Центробанк, сделав его гарантом стабильной экономики.

Когда эти две проблемы будут решены, Шпеер наконец сможет приступить к попыткам сделать Германию добрее.


Шпееру предстоит большая работа по слому кастовой системы и реформированию политической системы. Каждый его шаг на этот поприще будет проходить в баталиях с Рейхстагом, и если он приступит к политической перестройке, не проведя изменения в экономике, это приведет к тому, что Германия окончательно выйдет из под контроля и прекратит свое существование как дееспособное государство.

Попытки изменить одержимость Германии теориями расового превосходства будут подобны прогулкам по минному полю, однако у Шпеера все же есть шансы разрушить кастовую систему. Запретив использование рабов в промышленности, Вождь сможет переопределить саму концепцию национал-социалистического гражданина. Вместо базирования на расе, её основами станут лояльность к государству, самоотверженность и трудолюбие.

Следующим шагом станет определение природы политической жизни Германии после переходного периода. Шпеер может стать либо авторитарным демократом, создавая такие выборные институты, что будут приводить к власти его сторонников, или же стать фашистом в итальянском стиле, положив начало менее партократической и бесчеловечной автократии, где Вождь будет выступать в качестве доброжелательного диктатора, сдерживающего изъяны авторитаризма.

Оба пути чреваты опасностями, хотя немцы, конечно же, с большей готовностью выберут второй вариант. Также Шпеер должен определится с судьбой марионеточных правительств в Европе. Фашистский путь позволит ему реформировать имперские комиссариаты, введя общую уголовную систему и более мягкие законы, или же полностью сломить систему, избавившись от недееспособных царьков и возродив таким образом подобие старой Европы.

Первый вариант позволит реформировать имперские комиссариаты в соответствии с партийной линией и приведет к конфликту субъектов с метрополиями только если Шпеер начнет активное вмешательство во внутреннюю политику субъектов. Второй путь намного радикальнее и приведет к тому, что Вождь попытается сломить господство немцев над Европой в пользу местных правительств, отдав контроль над восточными землями в пользу коллаборационистских режимов, доселе существовавших под контролем имперских комиссаров, включив их в Пакт Единства (структура наподобие Европейского союза). Такой шаг, очевидно, станет последней каплей для большинства консерваторов, и стоит не забывать о том, что правительства покоренных стран могут и не захотеть работать вместе со Шпеером после прихода к власти!

Кроме того, в реформах нуждается промышленность и наука Германии. Страна уже фактически пребывала в руинах перед гражданской войной, а разрушения ею причиненные ещё сильнее усугубили ситуацию.

В первую очередь Шпеер это архитектор, а не кто-либо другой.

Шпеер лелеет несколько грандиозных проектов для улучшения промышленности и инфраструктуры Германии. Первым шагом станет постройка комплексов метро и введение ограниченного призыва на военную и гражданскую службу, дабы хоть как-то вернуть немцев в экономическую жизнь страны.

После строительства метрополитенов торговля сново заиграет ключом во всей Германии, а расширенные дороги, переделанные под современные автомобили позволят промышленным перевозкам происходить в невиданных ранее объемах.

С введением системы отработок немцы медленно станут превращаться в квалифицированную рабочую силу, необходимую для завершения амбициозных проектов Шпеера. Рабы сильные, но ненадежные рабочии, и им нельзя доверить возрождение презираемой ими нации.

Однако это только лишь начало. Город-Германию и всю страну необходимо перестроить почти с нуля, для чего потребуется огромное количество рабочих и финансов. Кроме того, проблемой являются миллионы беженцев и бездомных, что путешествуют в стране в поисках помощи и шефства. О них необходимо позаботится, дабы страна вновь не впала в анархию.

Далее дерево расщепляется на ветви разных размеров. Шпееру необходимо больше рабочей силы, для чего он заставит немцев работать при помощи социальных программ, изменения стандартов безопасности на производстве и уничтожения гендерных предрассудков, препятствующих к отправке на работы более половины всего населения страны, так сильно пострадавшей от войны.

Проекты по возрождению Германии в конце концов приведут к расширению инфраструктуры всей Европы по немецким стандартам. Будут поощряться и субсидироваться воздушные гражданские перевозки и на высокий уровень будет поднята транспортная система имперских комиссариатов.

В конце концов Шпееру предстоит решить судьбу своих детищ и колоссальных проектов вроде Зала Народа. Эти массивные и медленно разрушающиеся памятники должны быть заброшены, дабы перенаправить ресурсы под более важные нужды или же отремонтированы и введены в строй, дабы показать немцам, что их страна не была побеждена и только вступает в свое светлое будущее.

Как говорилось выше, от внимания Шпеера не ускользнет и немецкая наука. Объединив различные научные команды Пакта Единство, отменив черные списки, наложенные на научное сообщество, и упразднив концепцию немецкой физики (чуть не убившей немецкую ядерную программу), Германия вновь сможет вернутся в науку двадцатого века.

Уроки, полученные во время высадки на луну, позволят Германии усовершенствовать практику космических перелетов. Шпеер имеет более ветвистое древо освоения космоса по сравнению со своими коллегами, которое, однако, ограничено более рациональными желаниями и более ориентировано на научный прогресс а не удовлетворение националистических амбиций. Конечная цель всего древа — строительство космической станции на орбите Земли, которая будет создана либо при сотрудничестве международного сообщества, либо самостоятельно Германией.

И наконец, перейдем к самой большей части древа Шпеера — дипломатии.

Древо Коалиции наций короче, потому что его эффект не полностью виден в игре. Подробнее об этом мы поговорим чуть позднее.

Пусть создания такой неслыханной организации более долгий, чем попытки реформирования Пакта, так как он предполагает значительные дипломатические усилия. Германия должна полностью изменить свой облик на международной арене, от жесткой тоталитарной диктатуры до доброжелательного режима. Это, конечно же, будет проще сделать, если Шпеер уже уничтожил институт рабства.

Как только Шпеер провозгласит создание Коалиции, та из фантома должна пройти путь до реальной организации. Вождю предстоит направить приглашение на вступление к русским, Триумвирату (или тому, что от него осталось), США, Японии и второстепенным державам по всему миру. Вероятность принятия основывается на отношении страны к Германии, и тому как они воспринимают реформы Шпеера. Те, кто откажутся сейчас, могут вступить позднее, а немцы могут направлять приглашения неоднократно.

После того как Коалиция будет создана и станет легитимным органом, предстоит решить что же из себя она будет представлять по факту. Есть три пути.

Коалиция станет местом для переговоров всех стран, в равной степени представляющей интересы всех народов мира, что будет довольно благородным решением, но сделает организацию несколько бесполезным органом..

Она может стать ареной для переговоров горстки сильных держав, что сформируют Совет Безопасности, которому предстоит решать реальные вопросы, или же наконец Коалиция будет возглавляться тремя большими игроками в Холодной войне, что даст ей огромные полномочия, но сделает ее поляризованной и огорчит все страны кроме Японии, Германии и США.

Независимо от принципов, на которых строится Коалиция, ей представит создать множество дочерних организаций и работать над созданием лучшего мира. Дерево в этой части временное и будет использовать динамические фокусы, которые введут в Cornflakes. А пока вы можете посмотреть на заглушки, которые будут улучшены в будущем.

Суд по правам человека будет создан для того, чтобы улучшить положение всех народов мира и бросить вызов японскому режиму. Армия международных миротворцев будет сформирована для того, чтобы в любой международный кризис можно было вмешаться при помощи нейтрального органа, а экономический совет будет работать над глобальной регуляцией коммерции. Наконец, можно заключить Договор о нераспространении ядерного оружия, дабы сбросить мировую напряженность, и ограничить распространение средств массового поражения среди малых стран.

Теперь перейдем к настоящим проблемам, которыми являются постоянные пограничные стычки в Европе, опустошение Африки и русские атаманы. Решения этих вопросов будут решаться всеми силами Коалиции за счет ресурсов каждого её члена. Но главной темой, интересующей Германию, является Бургундия. Опухоль Империи должна быть вырезана и никак иначе. Шпеер может запросить у Коалиции совместное вторжение в бедлам Гиммлера, и, в случае отказа напасть на него самостоятельно, предав организацию которую он так долго создавал.

Если Шпеер не создаст Коалицию, у него не выйдет избежать военных конфликтов, чего он так желает. Вместо этого Вождю предстоит сделать упор на свои дипломатические таланты, дабы защитить Германию от безумств Холодной войны.

Первый шаг это положении в России и на Балканах. В первом случае Шпеер может попробовать привлечь под свое крыло множество атаманов-фашистов, или же попытаться наладить отношения со всеми постсоветскими государствами в регионе. Целью всех этих манипуляций будет либо создание дружественного русского государства (которое может оказаться и не дружественным), или же усиление самых влиятельных атаманов, для создания нескольких менее крупных, но не столь опасных пост-русских государств.

На Балканах главной проблемой является Румыния.

В то время как множество правительств, возглавляющих Румынию с пятидесятых годов, изменили свое отношение к Германии на более дружелюбное, ее народ упорно продолжает отказываться от своих завоеваний, превращая страну в стену между Пактом и юго-востоком.

Решением станет либо введение санкций против Румынии, с целью ее развала, либо же возобновление отношений с Бухарестом за счет ослабления других балканских стран, что приведет в Пакт Единства крупнейшую страну региона, если, конечно, не считать Италию и Турцию.

Независимо от того, как была решена Румынская проблема, открывается возможность улучшить отношения с Турцией и Италией. Каждая из стран потребует уступок со стороны Шпеера, и принятие в Пакт одной из них оскорбит в другую, но в любом случае улучшение отношений хотя бы с одной из стран это трудная задача и великое достижение.

Шпеер также может попытаться проникнуть на Восток. Там ему предстоит либо договориться с Италией о разделении региона на сферы влияния, либо попытаться подорвать ее контроль над колониями. Хоть и последнее решение принесет Германии больше выгод, оно не даст Шпееру заключить союз с Италией в будущем.

Обеспечение мира на Ближнем востоке откроет для Германии Африку, где Шпеер может либо подружиться с местными атаманами и имперскими комиссарами, либо заставить их провести реформы силой. Кульминацией африканской политики станет либо признание буров или южноафриканского правительства.
Наконец, Шпеер может поработать над улучшением Пакта, и превратить его из сети немецких вассалов Германии в жизнеспособную организацию. Для этого потребуется ввести единую программу обучения офицеров и, в конечном счете, общую военную доктрину. Также начнет свою работу единая исследовательская программа и единый промышленный план, для получения общих войсковых стандартов в вооружении.

Также можно решить проблему слабых звеньев в Пакте. Кавказ можно либо исключить из союза раз и навсегда, либо попытаться вступить в переговоры с дружественными элементами в правительстве Иосии, дабы ослабить его хватку на горле страны.

В английском вопросе Шпеер может либо вступить в переговоры с Коллабораторами (правительство Мосли), либо с английским сопротивлением, предлагая восстановить монархию и убрать немецкий гарнизон, в обмен на то, что Англия останется в Пакте или сохранит нейтралитет. Стоит признать, что это маловероятный исход, однако такие уступки могут предотвратить войну на архипелаге.

И конечно же Шпеер может начать натиск на Бургундию, раз и навсегда разрушив нечестивый орден Гиммлера при полной поддержке Пакта.
В самом конце мы затроним древо взаимоотношений с Америкой. Шпеер — единственный из четырех немецких лидеров, который может вступить в переговоры с американцами. Как и в случае с Коалицией, их успех зависит от политического и экономического статуса Германии. Однако если была проведена хорошая работа, Штаты пойдут на объявление «Detente» (разрядка), и присоединятся к борьбе с Японией.
 

ÿþU

Waffen-Division SS „König Dawid“
Барон
форумных игр
Сообщения
346
Карма
440 34
#3
Дневник разработчиков VII: Götterdämmerung — часть III
Германия под руководством Мартина Бормана​

Наконец мы разобрались со Шпеером, но он не единственный претендент на должность вождя, и, по правде говоря, шансы на успех у него наименьшие среди его коллег. Давайте глянем на следующего кандидата, близкого по политическим взглядам к Шпееру, и наиболее вероятного победителя в гражданской войне и политических интригах.

Мы рассмотрим Мартина Бормана, личного секретаря Гитлера и образец для подражания в среде консервативных нацистов.
С Борманом у власти империя… останется той империей, которую мы все любим или ненавидим. Его лозунги, гласящие что Германия не нуждается в серьезных реформах оказались не пустым звуком, и придя к власти он начал просто пытаться повторить то, что в свое время делали его предшественники, просто несколько другими методами. Немцы терпят его всего по двум причинам: ему удалось убить всех своих оппонентов во время войны и завлечь на свою сторону милитаристов после поражения Гёринга.
Борман является воплощением факторов, введших Германию в долгую стагнацию. У него нет никаких идей для реформ, которые могли бы спасти так нуждающуюся в них Германию. Впрочем, это не помешает ему править Германией железной рукой, а народу это не помешает беспрекословно следовать за своим Вождём. На самом деле, древо Бормана больше подходит для ИИ, но игрок может поиграть за него, чтобы от души повеселиться. Многие его фокусы включают в себя предупреждения по типу «Скорее всего это не лучшая идея».
С другой стороны, его дерево довольно крупное и содержит альтернативы самым абсурдным решениям.
Прежде всего Борману необходимо создать фундамент для своего режима. Остатки его врагов должно с позором изгнать из Рейхстага, оставшиеся же склонятся перед ораторским талантом Великого переговорщика и позволят ему взять страну под контроль.

В вопросе банковского сектора Борман близок к Шпееру и может как арестовать банкиров, так и завлечь их на свою сторону.

С охватившими страну студенческими бунтами нужно что-то сделать, и Борман может или убедить их, что его путь единственно верный, методами, которые некоторые умники называют ложью и обманом, или же просто разогнать молодежь при помощи полиции.

Вне зависимости от того, какие пути решения проблем выберет Борман, его замирение Германии самое быстрое, что дает ему лучшую возможность провести свои… реформы?
Сперва рассмотрим уже гораздо более крупное военное древо. Раздутость военного бюджета не более чем миф, и в таких вопросах нет места коренным изменениям, лишь только аккуратному дирижированию!

Сперва нужно решить судьбу военно-морского флота. Германия может сосредоточится на открытии новых причудливых технологий, создании огромного авианосного флота, способного утереть нос Штатам или же вернутся к своим корням и создать крупнейший современный подводный флот.

Но и этим двум доктринам есть альтернатива! Борман может не уходить от доктрины линейного флота и сосредоточится на его модернизации… или же просто наращивать число линкоров до по-настоящему масштабных чисел.

Все это не грозит экономике Германии никакими проблемами, ведь она по-прежнему сильна и крепка!
Теперь мы осмотрим армейское древо Бормана, разделенное на две независимые ветви — пехотную и танковую.
Пехотные части Германии необходимо и наращивать, подобно японцам, и обучать по более эффективным и дорогим стандартам, подобно американцам. Для каждого из вопросов есть два пути решения. Для наращивания численности контингента можно либо реформировать то, что осталось от иностранных частей СС, взяв их под свой контроль, расширив и передав под управление генерального штаба, или же сосредоточится на призыве немцев, попытавшись убедить их в том, что служба в армии почетна, и увеличив призывной возраст.

Для повышения качества сухопутных сил Борман может либо попытаться усовершенствовать стандарты обучения для всех частей, либо сосредоточится только на спецслужбах. В первом случае переобучению будет подвергнут офицерский корпус и будет пересмотрен режим обучения остальных подразделений, дабы любой немецкий солдат мог утереть нос глупым иностранцам. Другой путь позволит сделать немецкие спецслужбы самой секретной и смертоносной организацией на Земле.

Теневые организации с бесконечным финансированием и неограниченной властью отлично помогли Германии в прошлом и, скорее всего, хорошо поработают для нее в будущем!
Ух, теперь нам необходимо сосредоточится на танковом парке и механизированных дивизиях.

В вопросе бронетанковых сил Борман имеет альтернативу между скучной модернизацией танковых подразделений по американским стандартам и лекалам (которые, конечно же, были украдены у немцев! Иностранцы никогда бы не смогли сами создать что-то подобное нашей превосходной танковой школе!) и более разумным путем создания настоящих зверей войны, сверхтяжелых и СВЕРХдорогих наземных линкоров — мобильных крепостей, передвигающихся немногим быстрее пресловутых укреплений.

Реформы Бормана в вопросе механизированных сил близки к идеям Шпеера. Он может сосредоточится либо на развитии механизированных подразделений, дабы получить инструмент, способный подавить и окружить любую армию, посмевшую противостоять рейху, или же сосредоточится на транспортных вертолетах, чтобы создать воздушный флот, способный развернуть технику в любом нужном месте.

И на этом месте мы перейдем к чудесам, творящимся в авиационном древе.
Авиационное древо Бормана разделяется на три столпа — вертолеты, истребители и бомбардировщики.

Вертолетное древо дает выбор между транспортным флотом поддержки пехоты и армадой ударных вертолетов, способной уничтожить все то, что Борман считает лишним… к этому, по правде говоря, можно отнести слишком много вещей.

Далее идут истребители. Германия может либо сосредоточится на обучении самых талантливых пилотов на Земле, каждый из которых будет стоить как дюжина вражеских авиаторов, возвращаясь таким образом к традициям Красного барона и первопроходцев немецкой авиации или же заполнить небеса сотнями и сотнями самолетов, вводя врагов Германии в трепет.

И наконец, в древе бомбардировщиков необходимо сосредоточится либо на тактических бомбардировках, оказывающих поддержку пехоте и терзающих армию противника, либо на стратегических, уничтожающих любые следы городов противника, включая его дома и заводы.

Наращивание армии заставляет Германию гордится собой. Гордость — единственное, что было утрачено Германией, по мнению Бормана и его самых ярых сторонников. Гордая Германия — сильная Германия. Германия, где все женщины и дети будут смотреть на своих мужей с трепетом и удивлением, как на настоящее чудо.

К слову о чудесах, глянем научное древо Бормана!

Вождь верит в ученых Германии! Ученым будет дан любой карт-бланш, лишь бы они выполнили одну простую задачу: совершили чудо!

Но необходимо сделать выбор, либо Борман фокусирует науку Германии на ее скучных аспектах, сосредоточившись на изучении чего то вроде вычислительных систем и новых методов в промышленности (что открывает довольно маленькое дерево из-за отсутствия интереса со стороны правительства), либо же он полностью сосредоточит ее усилия на чудо-оружии!

Чудо-оружие позволило победить Германии в прошедшей войне, поможет победить и сейчас! Деньги будут брошены как на военные исследования, так и на гражданские, дабы они превратили немецкую науку в зверя, готового решать те вопросы, которые иностранные исследователи называют «дорогостоящими», «неосуществимыми» и «слишком странными». По факту, эти авантюры скорее всего окончательно убьют немецкую науку, чем дадут реальные результаты.

К концу древа Борман будет запрашивать ученых совершать изобретения по требованию, что, несомненно поможет пропагандистской машине Германии. Он даже пообещает закончить космическую гонку раз и навсегда, пообещав немцам, что арийские сапоги первыми вступят на марсианский грунт, раз и навсегда показав заносчивым японцам и американцам кто настоящий хозяин космоса!

Теперь необходимо решить вопрос дееспособности немецкой промышленности. Проблема состоит в том, что даже Борман не решится лечить экономику Германии при помощи безостановочной работы денежного станка.

Необходимо определить на чем будет сосредоточены усилия по возрождению Германии. Борман попытается восстановить всю страну или же сосредоточится только на перестройке городов, и в особенности столице империи — Германии.

Также необходимо приложить усилия к возвращению людей на их рабочие места, как рабов, так и граждан. Для первых будут осуществлены уступки в вопросе таких дурацких вещей как регулярное питание и здравоохранение. Также необходимо создать инфраструктуру для полиции, которой предстоит пресекать возможные восстания.

Но на работу необходимо вернуть и немцев! Это будет осуществлено посредством давления на промышленников через введение квот для немецкого персонала и обеспечения раздельной работы немцев и рабов. Борман надеется, что это раз и навсегда вернет граждан на их рабочие места.

И, когда все беды будут пройдены, настанет время для новых дорогих сверхпроектов!
Кто сказал, что нам нужно было остановится на Зале народа?
Наконец, перейдем к дипломатическому дереву Бормана. Хотя, по правде, это скорее бряцание пустыми ножнами.
Самый главный враг Германии — Япония, и возвращение зарвавшегося тэнно на его место - одна из главных целей Бормана. Для этого Империи придется направить свои амбиции на восток, главным образом на Турцию. Её необходимо вернуть в сферу интересов Германии или же хотя бы обойти посредством экономических санкций и финансирования мятежников на Ближнем Востоке.


Если Турция испытывает проблемы, а Германия имеет силы на востоке, главным образом на Кавказе, вне зависимости от того, нравится ли это Иосии или нет, открывается путь в Иран, а также в Африку и Японию.

Иранский вопрос очень важен для Германии, так как эта страна контролирует самые стабильные маршруты из Германии до гораздо более важной чем Персия точки — Индии.

Индия — козырная карта «Холодной войны». Германия, Япония и Америка уже долгие годы пытаются приручить ее и включить в свою сферу интересов. Для Японии это бы позволило взять Азию под свой полный контроль, изолировав Сферу сопроцветания от всех возможных внешних угроз. Для Штатов Индия была бы мощным союзником в борьбе с Японией и проводником вглубь востока, открывающим мосты на Ближний восток и Австралазию. Германии же просто нужен союзник в борьбе с Японией, и Индия, кажется, является единственной страной в регионе, способной существовать без иностранных дотаций.

Если Иран был втянут в сферу влияния Германии, или же столкнулся с коллапсом государственной системы, Борман сможет использовать его как трамплин для прыжка на восток, а Индия становится более открытой для прямого влияния на ее правительство.

Открытие Востока также позволяет Германии обратить взор на все то, что простирается южнее Красного моря. Границы имперских комиссариатов в Африке на протяжении долгого времени сокращались из-за удаленности от умирающей Германии, но теперь они должны быть расширены. Очевидно, что будут приняты усилия для того, чтобы потушить огни бурской агрессии в Южной Африке, что позволит втянуть весь континент в немецкую сферу.

Ну и наконец необходимо предпринять действия непосредственно против Японии. Необходимо финансировать восстания в Китае, как в самой крупной и важной колонии тэнно, так и в его марионетках на юго-востоке, где начинают назревать войны за независимость.

Также необходимо предпринять усилия для того, чтобы обезопасить Европу. Триумвират, включающий в себя Турцию, Иберию и Италию превратился в вечную угрозу для немецкого могущества в европе.

Пути решения этой проблемы довольно прямолинейны. Свои ветви на древе имеет каждый из членов Триумвирата, но Италия, возглавляя этот союз, является самым важным соперником Бормана. В конце фокусного древа, когда Италия уже буквально купается в мятежах, спонсируемых за счет нацистов, можно предпринять непосредственное военное вмешательство. Какой прок от нашей совершенной армии, если ее нельзя применить в деле?

Реформам также можно подвергнуть и имперские комиссариаты вместе с Пактом единства.

Один из важнейших интересов Бормана — любой ценой защитить целостность Пакта. Это означает, что Германия с радостью поддержит французские претензии в Магрибе на земли Иберии и Италии! Несмотря на то, что лояльность Франции к Пакту всегда была несколько слабой, нет сомнений в том, что французы повернутся к нам лицом, если мы вернем их любимую колонию!

Мятежные имперские комиссары также представляют проблему для Бормана, и он планирует несколько радикальных изменений на востоке. Часть комиссаров является лояльными, часть мятежными, и тех и других много. Кто же знал что балканизация континента будет такой проблемной? Но у Бормана есть простое решение! Дать лоялистам больше земель за счет тех, кто противостоит ему или же просто окажется на его пути.

Вождь может объединить несколько малых комиссариатов и разделить крупные, а именно Москву, дабы обеспечить лояльность остальных. Разумеется, дав нашим союзникам, и так с трудом справляющимся со своими поддаными, еще больше земель, мы совершим для них щедрый дар!

Но самой важной для Бормана идеей является натиск на Бургундию. С союзной Францией, нарастившей свою армию, и вновь подтвердившей верность Пакту Бретанью, Вождь может начать переговоры с Гиммлером с позиции силы. Необходимо решить, какая судьба ждет Бургундию — вечная изоляция, что избавит нас от угроз со стороны предателей, или же военная интервенция, что раз и навсегда сокрушит нечестивый орден Гиммлера?

И теперь, Борман может окинуть свой взор еще на один континент…

Судачества о том что мы должны прекратить поддерживать Национальную народную партию — бред. Некоторые утверждают, что эта организация не более чем дыра для денег, и единственным шансом для Германии является встряска американского истеблишмента, но другие утверждают что сторонники этой позиции грязные лжецы и должны были умереть во время гражданской войны.

Усилив поддержку ННП, Борман попытается наладить мосты с американским обществом подчеркивая общую ненависть двух стран к Японии. Эта авантюра может закончится победой ННП и переходом под ее контроль Белого дома с последующим заключением пакта о дружбе, или же, более вероятным провалом на выборах. В таком случае Германия может проспонсировать мятеж на территории Штатов, что отвлечет американцев и заставит их сосредоточится на своих внутренних делах.

Когда нападения на Штаты оканчивались чем-нибудь плохим?
-----------
Уф! Наконец нам удалось завершить все части седьмого дневника!
Особо хочу поблагодарить за помощь в переводе солидного господина @Black-hundredist
Без него у нас бы никогда не вышел такой качественный перевод.
 
Сверху