Цитаты из книг

Шико

Кот
Техподдержка
Сообщения
1,228
Очень длинная цитата. Виктор Мари Гюго, "Человек, который смеётся". Пер. Б.Лившиц.

Единственное, что следует знать:
Барон и пэр Англии носит на голове золотой обруч с шестью жемчужинами.
Право на корону начинается с виконта.
Виконт носит корону с неограниченным количеством жемчужин; граф - жемчужную корону, зубцы которой перемежаются с небольшими земляничными листьями; у маркиза - зубцы и листья на одном уровне; у герцога - одни зубцы, без жемчужин; у герцога королевской крови - обруч, составленный из крестов и лилий; у принца Уэльского корона такая же, как у короля, но незамкнутая.
Герцог именуется "светлейшим и могущественнейшим государем"; маркиз и граф - "высокородным и могущественным владетелем", виконт - "благородным и могущественным господином"; барон - "истинным господином".
Обращение к герцогу: "ваша светлость", к остальным пэрам - "ваша милость".
Личность лорда неприкосновенна.
Пэры - это парламент и суд, concilium et curia, законодательство и правосудие.
Most honourable (высокочтимый) значит больше, чем right honourable (досточтимый).
Лорды-пэры признаются лордами по праву рождения, лорды не пэры - лордами из учтивости; только пэры - настоящие лорды.
Лорд никогда не приносит присяги ни королю, ни на суде. Достаточно одного его слова. Он говорит: "Заверяю своей честью".
Члены палаты общин, представляющие народ, будучи вызваны в палату лордов, смиренно обнажают головы перед лордами, сидящими в головных уборах.
Палата общин представляет билли в палату лордов через депутацию из сорока членов, которые при вручении билля отвешивают три глубоких поклона.
Лорды препровождают в палату общин свои билли через простого писца.
В случае разногласия между палатами они совместно совещаются в "расписном зале", причем пэры сидят в шляпах, а члены палаты общин стоят с непокрытой горловой.
По закону, изданному Эдуардом VI, лорды пользуются привилегией непреднамеренного убийства. Лорд, убивший простолюдина, не подлежит преследованию.
Бароны приравниваются по рангу к епископам.
Чтобы быть бароном-пэром, надо получить от короля пожалование per baroniam integram, то есть полным баронским поместьем.
Полное баронское поместье состоит из тринадцати с четвертью дворянских ленов, каждый стоимостью в двадцать фунтов стерлингов, что составляет четыреста марок.
Баронский замок - эта "голова" баронского поместья - caput baroniae - переходит по наследству на тех же основаниях, что и корона Англии, то есть переходит к дочерям лишь при отсутствии детей мужского пола и в таком случае достается старшей дочери; caeteris filiabus aliunde satisfactis [это значит: остальных дочерей обеспечивают по мере возможности (примечание Урсуса рядом, на стене)].
Бароны носят титул лорда, от саксонского laford (классическое латинское - dominus и вульгарно-латинское - lordus).
Старшие и следующие за ними сыновья виконтов и баронов - первые эсквайры королевства.
Старшие сыновья пэров имеют преимущество перед кавалерами ордена Подвязки; младшие сыновья преимущества не имеют.
Старший сын виконта в процессии следует за баронами и впереди всех баронетов.
Дочь лорда - леди, прочие английские девицы - мисс.
Все судьи признаются ниже пэров. Сержант носит капюшон из шкуры ягненка; судьи - капюшон de minuto vario - из белых шкурок любых мелких зверей, кроме горностая. Горностай носят только пэры и король.
Против лорда не допускается supplicavit [мольба (лат.); так называлась жалоба, обращенная к королю].
Лорда нельзя посадить в обычную тюрьму. Он может быть заключен только в лондонский Тауэр.
Лорд, приглашенный в гости к королю, имеет право убить в королевском парке одну или две лани.
Лорду в его владениях предоставляется право баронского суда.
Выйти на улицу в мантии, взяв с собою для сопровождения только двух слуг, - недостойно лорда. Он может появляться лишь с целой свитой приближенных дворян.
Пэры отправляются в парламент в каретах цугом; члены палаты общин этого права не имеют. Некоторые пэры отправляются в Вестминстер в открытых двухместных колясках. Украшенные гербами и коронами коляски и кареты разрешается иметь только лордам: это одна из их привилегий.
Лорд может быть приговорен к штрафу только лордами, и притом в размере не свыше пяти шиллингов; исключение составляет герцог, которого можно оштрафовать на десять шиллингов.
Лорд может иметь у себя в доме шесть иностранцев. Всякий другой англичанин - только четырех.
Лорд может беспошлинно держать у себя в погребе восемь бочек вина.
Только лорд не подлежит явке к окружному шерифу.
Лорд не может быть облагаем податью на содержание войска.
Когда это угодно лорду, он на свои средства набирает полк и предоставляет его в распоряжение короля; так поступают их светлости герцог Атольский, герцог Гамильтон и герцог Нортемберлендский.
Лорд может быть судим только лордами.
В гражданских делах он может требовать пересмотра и отмены решения, если в составе суда не было по крайней мере одного дворянина.
Лорд сам назначает своих капелланов.
Барон назначает трех капелланов, виконт - четырех, граф и маркиз - пять, герцог - шесть.
Лорд не может быть подвергнут пытке даже при обвинении в государственной измене.
Лорд не может быть заклеймен палачом.
Лорд всегда считается ученым человеком, даже если он не умеет читать. Он грамотен по праву рождения.
Герцог появляется под балдахином всюду, за исключением тех мест, где присутствует король; виконт имеет балдахин у себя дома; у барона есть кубок с крышкой для пробы вина, крышку слуга держит под кубком, пока барон пьет; баронесса в присутствии виконтессы имеет право пользоваться услугами одного человека для ношения шлейфа.
Восемьдесят шесть лордов или старших сыновей лордов занимают председательские места за восемьюдесятью шестью столами на пятьсот приборов каждый, накрываемыми ежедневно в королевском дворце за счет округи, в которой расположена королевская резиденция.
Простолюдину, ударившему лорда, отсекают кисть руки.
Лорд почти то же, что король.
Король почти то же, что бог.
Вся земля - собственность лордов.
Англичане, обращаясь к богу, называют его "милорд".
 

Martin

Легенда
Модератор
Crusader Kings 2
Сообщения
371
.. Я знал, что у меня не в порядке печень, потому что недавно прочитал проспект, рекламирующий патентованные пилюли от болезней печени, где описывались различные симптомы, по которым человек может узнать, что печень у него не в порядке. У меня были все эти симптомы.
Это поразительно, но всякий раз, когда я читаю объявление о каком-нибудь патентованном лекарстве, мне приходится сделать вывод, что я страдаю именно той болезнью, о которой в нем говорится, и притом в наиболее злокачественной форме. Диагноз в каждом случае точно совпадает со всеми моими ощущениями.
Помню, я однажды отправился в Британский музей почитать о способах лечения какой-то пустяковой болезни, которой я захворал, — кажется, это была сенная лихорадка. Я выписал нужную книгу и прочитал все, что мне требовалось; потом, задумавшись, я машинально перевернул несколько страниц и начал изучать всевозможные недуги. Я забыл, как называлась первая болезнь, на которую я наткнулся, — какой-то ужасный бич, насколько помню, — но не успел я и наполовину просмотреть список предварительных симптомов, как у меня возникло убеждение, что я схватил эту болезнь.
Я просидел некоторое время, застыв от ужаса, потом с равнодушием отчаяния снова стал перелистывать страницы. Я дошел до брюшного тифа, прочитал симптомы и обнаружил, что я болен брюшным тифом, — болен уже несколько месяцев, сам того не ведая. Мне захотелось узнать, чем я еще болен. Я прочитал о пляске святого Витта и узнал, как и следовало ожидать, что болен этой болезнью. Заинтересовавшись своим состоянием, я решил исследовать его основательно и стал читать в алфавитном порядке. Я прочитал про атаксию и узнал, что недавно заболел ею и что острый период наступит недели через две. Брайтовой болезнью я страдал, к счастью, в легкой форме и, следовательно, мог еще прожить многие годы. У меня был дифтерит с серьезными осложнениями, а холерой я, по-видимому, болен с раннего детства.
Я добросовестно проработал все двадцать шесть букв алфавита и убедился, что единственная болезнь, которой у меня нет, — это воспаление коленной чашечки.
Сначала я немного огорчился — это показалось мне незаслуженной обидой. Почему у меня нет воспаления коленной чашечки? Чем объяснить такую несправедливость? Но вскоре менее хищные чувства взяли верх. Я подумал о том, что у меня есть все другие болезни, известные в медицине, стал менее жадным и решил обойтись без воспаления коленной чашечки. Подагра в самой зловредной форме поразила меня без моего ведома, а общим предрасположением к инфекции я, по-видимому, страдал с отроческих лет. Это была последняя болезнь в лечебнике, и я решил, что все остальное у меня в порядке.
Я сидел и размышлял. Я думал о том, какой интерес я представляю с медицинской точки зрения, каким приобретением я был бы для аудитории. Студентам не было бы нужды «обходить клиники». Я один представлял собой целую клинику. Им достаточно было бы обойти вокруг меня и затем получить свои дипломы.
Потом я решил узнать, долго ли я проживу. Я попробовал себя обследовать. Я пощупал свой пульс. Сначала я совсем не мог найти пульса. Потом внезапно он начал биться. Я вынул часы и стал считать. Я насчитал сто сорок семь ударов в минуту. Я попытался найти свое сердце. Я не мог найти у себя сердца. Оно перестало биться. Теперь-то я полагаю, что оно все время оставалось на своем месте и билось, но объяснить, в чем дело, я не могу. Я похлопал себя спереди, начиная с того, что я называю талией, до головы и немного захватил бока и часть спины, но ничего не услышал и не почувствовал. Я попробовал показать себе язык.Я высунул его как можно дальше и зажмурил один глаз, чтобы глядеть на него другим. Я увидел лишь самый кончик языка, и единственное, что это мне дало, была еще большая уверенность, что у меня скарлатина.
Счастливым, здоровым человеком вошел я в эту читальню, а вышел из нее разбитым инвалидом.
Я отправился к своему врачу. Это мой старый товарищ, и когда мне кажется, что я болен, он щупает мне пульс, смотрит мой язык и разговаривает со мной о погоде — все, конечно, даром. Я решил, что сделаю доброе дело, если пойду к нему сейчас. «Все, что нужно врачу, — подумал я, — это иметь практику. Он будет иметь меня. Он получит от меня больше практики, чем от тысячи семисот обычных больных с одной или двумя болезнями».
Итак, я прямо направился к нему. Он спросил:
— Ну, чем же ты болен?
Я ответил:
— Я не стану отнимать у тебя время, милый мой, рассказывая о том, чем я болен. Жизнь коротка, и ты можешь умереть раньше, чем я кончу. Но я скажу тебе, чем я не болен. У меня нет воспаления коленной чашечки. Почему у меня нет воспаления коленной чашечки, я сказать не могу, но факт остается фактом, — этой болезни у меня нет. Зато все остальные болезни у меня есть.
И я рассказал ему, как мне удалось это обнаружить. Тогда он расстегнул меня и осмотрел сверху донизу, потом взял меня за руку и ударил в грудь, когда я меньше всего этого ожидал, — довольно-таки подлая выходка, по моему мнению, — и вдобавок боднул меня головой. Затем он сел, написал рецепт, сложил его и отдал мне. Я положил рецепт в карман и ушел.
Я не развертывал рецепта. Я отнес его в ближайшую аптеку и подал. Аптекарь прочитал рецепт и отдал мне его обратно. Он сказал, что не держит таких вещей.
Я сказал:
— Вы аптекарь?
Он сказал:
— Я аптекарь. Если бы я совмещал в себе универсальный магазин и семейный пансион, то мог бы услужить вам. Но, будучи всего лишь аптекарем, я в затруднении.
Я прочитал рецепт. Он гласил:
«1 фунтовый бифштекс и
1 пинта горького пива каждые 6 часов.
1 десятимильная прогулка ежедневно по утрам.
1 кровать ровно в 11 ч. вечера.
И не забивать себе голову вещами, которых не понимаешь».
Я последовал этим указаниям с тем счастливым результатом — если говорить за себя, — что моя жизнь была спасена и я до сих пор жив.
Теперь же, возвращаясь к проспекту о пилюлях, у меня несомненно были все симптомы болезни печени, главный из которых — «общее нерасположение ко всякого рода труду».
Сколько я перестрадал в этом смысле — не расскажешь словами! С самого раннего детства я был мучеником. В отроческом возрасте эта болезнь не покидала меня ни на один день. Никто не знал тогда, что все дело в печени. Медицинской науке многое в то время было еще неизвестно, и мой недуг приписывали лености.
— Эй ты, чертенок, — говорили мне, — встань и займись чем-нибудь, что ли!
Никто, конечно, не знал, что я нездоров.
Мне не давали пилюль, мне давали подзатыльники. И, как это ни покажется странным, эти подзатыльники часто излечивали меня на время. Я знаю, что один подзатыльник лучше действовал на мою печень и сильнее побуждал меня сразу же, не теряя времени, встать и сделать то, что нужно, чем целая коробка пилюль. Так часто бывает: простые старомодные средства сплошь и рядом оказываются более действенными, чем целый аптекарский арсенал.
Джером К. Джером. "Трое в лодке, не считая собаки"
 

resursator

Легенда
Модератор
Crusader Kings 2
Модератор
Europa Universalis 4
Модератор
Imperator: Rome
Модератор Stellaris
Сообщения
1,211
— Быть может, лучше даровать им видимость конституции, — предложила Чани, — не реализовывая ее.
— Обман — один из инструментов правителя, — согласилась Ирулан.
— У любой власти есть границы. Воспользоваться им всегда надеются многие из тех, кто добивается конституций.
Почтительно склонившийся Корба выпрямился:
— Мой господин?..
— Да? — отозвался Пауль, успев подумать: Вот оно! Именно Корба может испытывать тайные симпатии к надуманной власти закона.
— Конституция может иметь религиозную окраску, — начал Корба, — если обещать кое-что верным…
— Нет! — отрезал Пауль. — Будет приказ Совета. Регистрируешь, Ирулан?
— Да, милорд, — отвечала она прохладным тоном, еще раз выражая недовольство ролью секретаря, которую выполняла по его приказу.
— Конституция приводит к окончательному произволу, — начал диктовать Пауль. — Окаменелая структура обретает власть над обществом. Конституция пробуждает дремлющие социальные силы. Они равно сокрушают высоких и низких, любое достоинство и всякую личность. Конституции нестабильны, они неуравновешенны, в них отсутствуют ограничения. И будучи верны Нашему решительному и постоянному стремлению ограждать Наш народ, Мы настоящим запрещаем конституцию как таковую. Дано в Совете сего числа — ставь дату и все такое прочее.
Фрэнк Герберт. "Мессия Дюны"
 

Петя I

Последователь Сангвина
Сообщения
57
Самые недолговечные создания Плоского мира – это мухи-однодневки, они живут не больше двадцати четырех часов. Как раз сейчас две самые старые мухи бесцельно кружили над ручьем с форелью, делясь воспоминаниями с более молодыми мушками, что родились ближе к вечеру.
– Да, – мечтательно произнесла одна из них, – такого солнца, как раньше, уже не увидишь.
– Вы совершенно правы, – подтвердила вторая муха. – Вот раньше солнце было настоящим. Оно было желтым, а не каким-то там красным, как сейчас.
– И оно было выше.
– Именно так, именно так.
– А личинки и куколки выказывали к старшим куда больше уважения.
– Именно так, именно так, – горячо подтвердила другая муха-однодневка.
– Это все от неуважения. Думаю, если бы нынешние мухи вели себя как подобает, солнце осталось бы прежним.

Молодые мухи-однодневки вежливо слушали старших.

– Помню времена, когда вокруг, насколько хватало глаз, простирались поля, поля… – мечтательно промолвила старая муха.

Молодые мухи огляделись.

– Но ведь поля никуда не делись, – осмелилась возразить одна, выдержав вежливую паузу.
– Раньше поля были куда лучше, – сварливо парировала старая муха.
– Вот-вот, – поддержала ее ровесница. – А еще корова, корова была.
– А и верно! Верно ведь! Я помню эту корову! Стояла здесь целых… целых сорок, нет, пятьдесят минут! Пегая такая, если память не изменяет.
– Да, нынче таких коров уже не увидишь.
– Нынче вообще коров не увидишь.
– А что такое корова? – поинтересовалась одна из молодых мух.
– Вот, вот! – торжествующе воскликнула старая муха. – Вот они, современные однодневки.
Терри Пратчетт, "Мрачный Жнец".
 

Martin

Легенда
Модератор
Crusader Kings 2
Сообщения
371
– А вообще, это нечестно. Если бы каждый человек точно знал, когда умрет, то прожил бы куда лучшую жизнь…
– Если бы люди знали, когда умрут, они, скорее всего, не жили бы вообще.

Тот же старина Пратчетт, тот же "Мрачный Жнец"
 

MaslovRG

Пользователь
Сообщения
87
[bcolor=#f9f9f9]Однако, согласно теории Карла Маркса, возникновение названия Равнинной фракции было связано с чем-то совершенно другим. Она называлась Равнинной фракцией, потому что грудь Барбатос была такая же широкая, как великие равнины. Как ровное поле, Барбатос принимала Владык Демонов, а Владыки Демонов были тронуты тем, насколько вместительной она была. Карл Маркс именовал Барбатос и ее группировку Фракцией Плоской груди.

[bcolor=#f9f9f9]Защита подземелья
 

ÿþU

Варечька забань меня теперь на форуме
Модератор
форумных игр
Сообщения
470
История Евгения Великого.
Давным-давно, в одной далекой-далекой галактике, был такой сим. Суть его была в том, что на дворе викторианская эпоха, а участвуют в ней страны которые придумали бы себе сами игроки. Там была своя планета, генсек описал правила генерирования страны, правила создания религий, культурных групп и все было хорошо. А потом пришли игроки.
Из видных стран была викторианская Сиродильскую Империю, меритократический Тир, славяно-германский Рюгенд, а подвалившие с американского сима прозападные игроки сделали США, Рыцарский орден Днепра с казаками-магистрами, какую то рабовладенческую империю либерализма и еще что то. ну и разные нейтралы понаделали своих стран. А еще был Евгений Великий. Он был Украинец(именно с большой буквы)
Этого уже достаточно, но тем не менее. Евгений создал Артанскую Империю которая всем своим видом была украиной, которая покорила и присоединила других славян и еще татаров. Присоединял сам Евгений, за это прозванный Великим. Потом он основал империю и его стали называть Основатель. И еще он стал главой церкви и стал Святым.
Артанцы у него были двухметровымими атлетами, воспитанными в духе клюквенной Спарты, но без геев. Это накладывало определенный отпечаток на все - страна была очень военнизированной. Евгений описал как у него везде есть спецназ, даже у Церкви, даже у ЖКХ. Ну и кроме всего прочего он потребовал себе самую большую армию.(изменено)
Окей, ради этого ему пришлось немного ужать экономику. Началась игра. В Сиродиле вводятся реформы местного самоуправления и национальное представительство. Бонусы так понравились Евгению, что он немедленно делает так же. В стране которая была завоевана накануне старта игры. В результате на местах приходят к власти сепаратисты. Евгена берут под руку рыцари-козаки и тянут его в местное НАТО, которое начинает советовать как играть дальше. Евген не слушает и решает что самое время увеличить армию и тратит на нее все налоги. Тем временем в другой стране проводится армейская реформа и реагулярная армия сокращается. Евген видит эти реформы и на следующий ход сокращает армию в два раза.
Админы вмешиваются и в лице советников предлагают Евгению порешать вопрос с сепаратизмом путем предоставления равноправия культурно близким к артанцам белорусам и русским. Тот думает и пишет указ. Дать права... татарам. Татары у него были дикими кочевниками. И они начинают переселяться в города. Русские и белорусы бунтуют и провозглашают национальные правительства.
Тут вступает в действие механизм защиты от дурака. К Евгению Великому приходят генералы и угрожают что если он не перестанет тупить то будет плохо. Он обещает им что перестанет.. И дает им деньги и опять увеличивает армию что бы они были довольны. Плюс решает сделать ставку на артанских националистов и вводит их в правительство. Они очень недовольны его политикой и требуют хотя бы международного признания мощи империи. Евгений думает как это сделать и тут приходит новость - в соседней империи свадьба наследника и все приглашены. Евген решает поехать и там добиться признания. Приезжает и у него случается такой диалог с местным императором (Палпатином):
- Здрасте, с свадьбой вас, вот вам кольца из Артании. - сказал Евген въезжая в церемониальный сад верхом на боевом коне.
- ЧТо происходит? - спрашивает император- Как вы посмели?
- А чо такое?
- Вы не обучены правилам приличия?
- нет...
- Это смертельное оскорбление. Мы будем готовиться к войне.
- Ну я не хотел обидеть если обиделись то прастите.
- Поздно, я отдал приказ. Только компенсация отменит его.
- Что вы хотите?
- Две тонны железа (дефицитный ресурс, на 2 тонны можно было жить с продажи лет 5 такой стране как артания).
- Ладно...
И отдает весь запас железа что был.
Националисты бомбят, армия оставшаяся без нового оружия бомбит. Гражданская война начинается.
(император был игроком и взял на понт)
Идет гражданская война, Артания развалилась на Артанию и еще 10 государств. Евгений сидит во дворце и пускает слезу над падением империи. Но делать нечего, нужно воевать. Ему подкидывает оружие НАТО и он вооружает крестьян-илотов. В то же время его противникам подкидывает оружие весь остальной мир чисто что бы поржать. Евгений лично руководит армией и попадает в котел еще до того как это стало нормой. Спасает его спецназ местных США. Тем временем независимость остальных кусков Артании признают ведущие страны мира. Кто то даже вступает с ними в альянсы.
Один из игроков, косивших под пруссию, решает устроить переговоры и приглашает к этому Евгена. Он соглашается. Переговоры идут в столице относительной мирной Белоруссии. Во время переговоров Евген выхватывает шашку и начинает рубить стол что бы показать серьезность своих намерений. Его тут же вяжут, завязывается драка. Гвардия Евгена занимает здание где шли переговоры и берет в заложники премьера белоруссов, а по белорусской армии стреляет из картечи гатлинга из сша. Начинается кровавый угар, подключается белорусская артиллерия. Игрок-пруссак в ходе долгого ивента убегает от смерти по канализации и через огороды. Его спасает спецназ местного ОВД. Евген каким то чудом вырывается и бежит в Артанию с остатками армии.
После этого святой Евгений надоел уже братьям-козакам и США. Президент США предлагает ведущим странам мирную конференцию на которой решится судьба Артании. Приезжает и Евген. Там он двигает спитч что не хотел войны, просто не повезло. Его критикует игрок-пруссак. Евген говорит тому что он сбежал и порвал штаны пока лез через забор, а Евген тем временем хохоча нарезал врагов нации. Пруссак вызывает его на дуэль. Админы разрабатывают правила дуэли с учетом преимуществ Евгена и устраивают бой. Евген каким то чудом проигрывает - пруссак тяжело ранит его в спину и Великого парализует ниже пояса. Президент США награждает пруссака медалью конгресса. По решению великих держав распад Артании закрепляется юридически. В самой Артании устанавливается династия Евгенидов. Евгений Основатель отрекается в пользу своего бородатого сына 14 лет (леонид из 300 спартанцев).
Рыцарский орден Днепра просит что бы из США Евгения доставили к ним. Ведь в стране его все равно убили бы и кому он теперь нужен. Евген соглашается и отправляется на параходе через океан. По пути по приказу президента США его травят ядом и полуживого замариновывают в бочку с селедкой.

-- "Хроники Шаары" Хаос Дестроер
 

Martin

Легенда
Модератор
Crusader Kings 2
Сообщения
371
Марк Твен. "Янки из Коннектикута при дворе короля Артура"

Унаследованные идеи – забавная штука, и очень любопытно наблюдать их и изучать. У меня были свои унаследованные идеи, у короля и его народа – свои. И те и другие текли в глубоких руслах, вырытых временем и привычкой; и тому, кто захотел бы изменить их течение доводами разума, пришлось бы долго трудиться. Например, этот народ унаследовал убеждение, что все люди, не обладающие титулом и длинной родословной, как бы щедро ни наградила их природа, ничуть не выше животных, клопов, насекомых; в то время как я унаследовал убеждение, что человекоподобные вороны, рядящиеся в павлиньи перья наследственных достоинств и незаслуженных титулов, годны только на то, чтобы над ними посмеяться. И вполне естественно, что ко мне там относились несколько странно. Примерно так, как хозяин зверинца и публика относятся к слону. Они восхищаются его ростом и его необычайной силой, они с гордостью говорят о том, что он может сделать много такого, что сами они сделать не в состоянии, с такой же гордостью они рассказывают, что, рассердясь, он может обратить в бегство тысячу человек. Но разве из-за этого они считают слона равным себе? Нет! Подобная мысль насмешила бы даже самого жалкого оборванца. Да она никогда ему и в голову не пришла бы; он не мог бы даже допустить существования подобной мысли. И вот для короля, для знати, для всего народа, вплоть до последнего раба и нищего, я был как раз таким слоном. Мной восхищались – и меня боялись; но восхищались, как животным, и боялись, как животного. Перед животным не благоговеют, – не благоговели и передо мной; меня даже не уважали. У меня не было ни родословной, ни унаследованного титула, потому в глазах короля и знати я был просто пылью под ногами, а народ взирал на меня с изумлением и страхом, но без всякой примеси почтения: согласно своим унаследованным идеям, он не чувствовал почтения ни к чему, кроме знатности и родословной. В этом сказывалось влияние могущественной и страшной римско-католической церкви. За каких-нибудь два-три столетия она превратила нацию людей в нацию червей. До того как церковь утвердила власть над миром, люди были людьми, высоко носили головы, обладали человеческим достоинством, силой духа и любовью к независимости; величия и высокого положения они добивались своими заслугами, а не происхождением. Но затем появилась церковь и принялась за работу; она была мудра, ловка и знала много способов, как сдирать шкуру с кошки – то есть с народа; она изобрела «божественное право королей» и окружила его десятью заповедями, как кирпичами, вынув эти кирпичи из доброго здания, чтобы укрепить ими дурное; она проповедовала (простонародью) смирение, послушание начальству, прелесть самопожертвования; она проповедовала (простонародью) непротивление злу; проповедовала (простонародью, одному только простонародью) терпение, нищету духа, покорность угнетателям; она ввела наследственные должности и титулы и научила все христианское население земли поклоняться им и почитать их. Эта отрава продержалась в крови христианского мира вплоть до моего родного века, когда лучшие представители английского простонародья продолжали мириться с тем, что люди, во много раз менее их достойные, сохранили за собой ряд званий, вроде звания лорда и короля, на который нелепый закон их страны не дает права им, достойнейшим, претендовать; англичанин не только мирится с этим странным положением вещей, но даже убеждает самого себя, что гордится им. Человек способен примириться с чем угодно, если он привык к этому от рождения. Разумеется, эта зараза благоговения перед званием и титулом жила когда-то в крови и у нас, американцев; но к тому времени, когда я покинул Америку, она уже исчезла. Жалкие остатки ее сохранили еще некоторые франты и франтихи. Но когда эпидемия снижается до такого уровня, можно считать, что ее уже нет.
 

Статистика форума

Темы
2,459
Сообщения
31,535
Пользователи
1,914
Новый пользователь
52954

Сообщения профилей

Renard написал(а) в профиле Andrewkid72.
пачаны,Скиньте ссылку на дискорд
в дискач зайди, я тебе там и файлы скину и на пальцах объясню, почему кайзер говно.
Вот тут все так серьезно, а я тут был чтобы читать переведенные дневники разработчиков кайзеррейха и устанавливать музыкальный сабмод кайзеррейха...

Последние сообщения

Пользователи онлайн

Сейчас на форуме нет ни одного пользователя.
Сверху